«Черные рейдеры» охотятся ежедневно

"Черные" рейдары

Кого они выбирают себе в жертвы? Пугающее слово «рейдер» сегодня известно всем. И тем не менее сегодня мало кто может внятно ответить на вопрос: что представляет собой это явление? Как и почему оно возникло? Кто такие рейдеры? На кого и как они нападают? 

Сергей Нестеренко

С просьбой восполнить этот пробел «БиЗ» обратился к адвокатам Сергею Алексееву и Сергею Боярчукову из компании «Алексеев, Боярчуков и партнеры», которая занимается проблемами рейдерства уже около восьми лет.

– Итак, что же такое рейдерство?

Сергей Алексеев: «Рейдерство – это захват предприятий, имеющих уязвимость. Но есть рейдерство «белое» и «рейдерство» черное. Белые рейдеры – это те, кто завладевает чужим предприятием абсолютно законными методами. То есть, «белый» рейдер вовремя обнаруживает проблемное место в компании, которой хочет завладеть, находит тех, кто готов продать акции, кредиторов предприятия, которым срочно нужны деньги, – в общем, использует ситуацию, но – все по закону. Фактически, это одна из форм бизнес-операций.

Типичный представитель «белых» рейдеров – это герой Ричарда Гира в знаменитом фильме «Красотка». Но – «белое» рейдерство существует только на Западе. В Украине же распространено рейдерство «черное». Оно отличается от белого тем, что практически полностью построено на криминальных методиках и схемах. Подделка документов, подмена понятий при трактовании законодательства, коррупция в судах и силовых структурах…».

– Почему рейдерство столь распространено в Украине? Каковы факторы, позволяющие этому явлению процветать и развиваться?

Сергей Боярчуков: «Тому есть несколько причин. В стоимость бизнеса входят недвижимость, имущество, принадлежащее Сергей Боярчуковпредприятию, ноу-хау, технологии. Правда, две последние категории актуальны только в дургих странах. У нас же главный актив – это недвижимость. При этом ее реальная стоимость всегда намного выше, чем стоимость акций предприятия. Таким образом, завладев акциями предприятия, можно оказаться владельцем недвижимости за сумму, как минимум раз в десять меньшую ее реальной стоимости. Далее, нужно вспомнить историю как формировался менталитет бизнесменов в период становления капитала в Украине. Механизм приватизации был несовершенен. Человек оказывался владельцем завода, а затем продавал, к примеру, столовую за сумму гораздо большую, чем та, которую он заплатил за приватизацию всего завода. Развитием производства, технологий особой потребности заниматься не было. Потом, когда заканчивались деньги за столовую, он продавал еще что-нибудь и так далее, пока не продавал весь завод. В итоге он оставался с кучей денег, которые нужно было куда-то вложить. Причем так, чтобы на каждые вложенные сто долларов получить не меньше десяти тысяч прибыли. Показательно, что украинцы ничего не производят, но при этом мы почти впереди планеты всей по количеству «майбахов». Рейдерство как раз и соответствует такому менталитету. Приобретая контрольный пакет акций, скажем 60 процентов, инвестор ставит своего директора и тот, игнорируя интересы держателей остальных 40 процентов акций, выводит активы и прибыль на предприятия основного инвестора. Фактически, это воровство коллективного имущества. Аналогично поступают и так называемые «красные директора», которые, владея десятью процентами акций, распоряжаются всеми активами завода как своими собственными…

Добавьте к этому еще и исторически сложившиеся особенности национального менталитета: тотальный правовой нигилизм и привычку решать все через черный ход, за взятки – и вы поймете, что популярность рейдерства в Украине вполне закономерна».

– Кто такие рейдеры? Можете нарисовать некий среднестатистический образ рейдера?

Сергей Алексеев: «Первая фигура в структуре рейдерства – это заказчик. Это всегда крупный бизнесмен, зачастую народный депутат. На него работают рейдер-менеджеры – люди, которые постоянно мониторят рынок в поисках предприятий, уязвимых для рейдерской атаки. Это предприятия, обладающие большим капиталом, в которых процесс приватизации или корпоратизации полностью незакончен. Например, акции находятся в руках трудового коллектива. Найдя такое предприятие, менеджеры просчитывают необходимые затраты для его рейдерского захвата и потенциальные прибыли в случае успеха. Составляют бизнес-план и несут его заказчику. Если он соглашается, то в дело вступает третье звено рейдерской команды – юристы. Рейдер-юристы бывают «черными» и «серыми». Первые идут на откровенный криминал. Кстати, двух таких на днях арестовали в Киеве. В их офисе были обнаружены поддельные решения судов, фальшивые документы, фальшивые печати – весь набор «черных» юристов-рейдеров.

«Серые» юристы действуют так, что привлечь их к ответственности очень сложно. Все незаконные решения принимаются не их руками: они договариваются с судами, сотрудниками правоохранительных органов, госучреждениями. Они так строят схемы, что сложно понять, кто конкретно стоит за тем или иным документом.

– А у большинства украинцев мнение о рейдерстве складывается на основе телевизионных картинок, где крепкие парни в камуфляже ломают двери и избивают сотрудников предприятия.

Сергей АлексеевБез силовых структур «черное» рейдерство невозможно. Им необходимо установить физический контроль над недвижимостью. Но государственные силовые структуры в этом, как правило, не участвуют. Правда, однажды в таком мероприятии участвовал «Беркут», но это из ряда вон выходящий случай. Против командира подразделения возбудили уголовное дело. А обычно используются так называемые «спортсмены»: это как действительно бывшие спортсмены, так и криминальный элемент. Но естественно, для того, чтобы беспрепятственно провести силовой захват предприятия, нужно прикрытие в силовых структурах – дабы милиция не вмешивалась. Политику невмешательства МВД объясняет так: это хозяйственный спор, мы тут не причем, разбирайтесь между собой, а нас это не касается. Хотя основания для вмешательства есть: факты избиения людей, порчи имущества – это вполне весомый повод для того, чтобы милиция начала действовать. Таким образом, для физического рейдерского захвата помимо силовиков необходимо наличие коррумпированных лиц в исполнительной службе, суде и милиции.

– Можете назвать несколько типичных схем захвата предприятий?

А их всего две. Первая – это корпоративный захват предприятия: скупка долей, акций. Вторая – скупка долгов, когда предприятие находится на грани банкротства. При этом в обеих схемах задействованы криминальные методы, прежде всего подделка документов. Часто используется так называемая технология банкротства отсутствующего должника. Она отличается от обычной процедуры банкротства быстротой отчуждения имущества. Рейдер назначает своего директора-ликвидатора, а тот, пока пострадавший отстаивает свои права в судах, распродает имущество предприятия. При этом если это имущество покупает так называемый добросовестный приобретатель, то вернуть его уже практически невозможно. Ведь если имущество приобретено по процедуре реализации судебных решений, «отыграть» назад уже не получится: не позволит статья 388 ч.2 гражданского кодекса.

– Но ведь пострадавшие стороны не сдаются просто так, без боя?

Как правило, в 90 процентах случаев корпоративные войны заканчиваются договоренностями между рейдерами и владельцами предприятия. Рейдеры либо выплачивают определенную сумму компенсации, либо вынуждают хозяев выкупить пакет акций, которыми они завладели, за сумму, которая раз в пять выше реальной стоимости. Очень редко случается так, чтобы рейдеры завладели предприятием полностью без какой-либо компенсации владельцу. Но компенсация эта во много раз ниже стоимости захваченного предприятия.

Некоторые хозяева предприятий в такой ситуации делают нестандартный ход: продают свои акции другому рейдеру. В результате война за предприятие продолжается уже между двумя рейдерами. Если стороны видят, что силы приблизительно равны, то начинают искать способы договориться. Интересно, что в последнее время наиболее крупные украинские бизнесмены специально ищут предприятия, уже втянутые в затяжную рейдерскую войну, когда воюющие стороны истощены борьбой, несут финансовые потери. И тогда им делается предложение: мы готовы «купить вашу проблему». Обе стороны получают от нового инвестора компенсацию, а инвестор – предприятие за 30-40 процентов от реальной стоимости.

– Каковы методы эффективной борьбы с рейдерством?

На мой взгляд, способ один – нанять юристов, способных разработать антирейдерские схемы. Точнее, противопоставить рейдерским схемам наиболее эффективные схемы защиты.

– Тоже «черные»?

Нет, в данном случае речь скорее идет о нестандартном использовании законодательства, интеллектуальных наработках, позволяющих нейтрализовать рейдерские методики.

– Так можно защитить одно конкретное предприятие. А можно ли покончить с рейдерством в масштабах государства, с помощью правоохранительных органов? Увольнять судей, коррумпированность которых очевидна по их решениям?

Так их увольняют! Наверное, вы слышали о «черном списке» судей-рейдеров, который составил нынешний Председатель Верховного суда Украины Василий Онопенко. Но рейдеры платят судьям столько, что они готовы расстаться с должностью. С такой суммой им вообще можно больше никогда не работать.

В Украине сегодня много соблазнительных для рейдеров объектов. И пока они будут существовать, будет существовать и рейдерство. Пакета законов по борьбе с рейдерством, который сейчас принимает Верховная Рада, явно недостаточно. Решить проблему, в принципе, возможно так, как это сделали в России: путем жесткой государственной программы по борьбе с рейдерством, привлечения виновных к уголовной ответственности, зачастую даже переступая через букву закона. Но в современной Украине такой вариант едва ли возможен».

error: Content is protected !!