Митинг без опасности

Митинг без опасности

Как управлять толпой без дубинок и водометов. Митингов и уличных политических акций в Украине становится все больше, а это значит, что стремительно возрастает и степень опасности. Нет, не той абстрактной опасности из призывов «майданных» политиков, а вполне реальной, несущей угрозу здоровью, а то и жизни людей – как митингующих, так и сотрудников правоохранительных органов. 

Сергей Нестеренко

Кровопролитный конфликт уравнивает всех политических оппонентов, сводя их к общей категории пострадавших. А потому, на мой взгляд, стоит подняться над политическими аспектами нынешнего противостояния власти и оппозиции, сосредоточившись на самом главном: как минимизировать риск трансформации уличных акций в кровопролитные конфликты и максимально обеспечить безопасность всех участников этих процессов.

Собственно говоря, я написал эту статью еще в 2004-м, когда угроза массовых уличных столкновений только назревала. Судя по дальнейшему развитию событий, рекомендации из этой статьи в Украине успешно применялись – неоднократно и с неизбежным успехом, позволив избежать эскалации жестких силовых конфликтов. Однако, похоже, она несколько опередила свое время – оно пришло только сегодня, 8 лет спустя. На днях я с удивлением обнаружил, что накануне событий на Болотной площади в Москве статья стал хитом Рунета. Опубликовали ее и сайты Казахстана, и других постсоветских республик. Думаю, и для украинских читателей она особенно актуальна именно сегодня, когда уличное противостояние власти и оппозиции вновь набирает обороты. Очевидно, что, по большому счету, и для власти, и (хочется верить) для оппозиции, и для простых граждан предпочтительнее обойтись без кровопролития. А для этого важно, чтобы каждый из участников политических процессов – от представителей власти и лидеров оппозиции до простых граждан понимал скрытые механизмы функционирования толпы, эффективные способы воздействия на нее и правила безопасного поведения в ней. Кто предупрежден – тот вооружен.

Почему «растворяются» люди

«Достаточно собраться вместе большой массе людей для того, чтобы все моральные достижения, составляющие их индивидуальность, тотчас рассеялись. А на их месте остались лишь самые примитивные, самые древние, самые грубые психологические установки», – писал Зигмунд Фрейд. Многие исследователи Митинг без опасностиотмечают, что толпа – это единый живой организм, люди в котором играют роль клеток, функционирующих так, как приказывает им их хозяин. В толпе человек перестает быть собой. В свою очередь, биоэнергетики утверждают, что в толпе личное энергоинформационное поле человека как бы растворяется. Все вместе излучают одинаковую энергию. Что же за загадочная трансформация происходит с человеком?

Главный фактор, превращающий группу личностей в аморфную толпу – общие эмоции. При высоком эмоциональном накале человек не способен рационально думать – попробуйте, к примеру, поразмышлять о чем-нибудь, когда вы кипите от гнева. При этом формируется мощное энергетическое поле, заражающее каждого, кто оказывается поблизости. Так толпа быстро разрастается. Сила эмоций столь велика, что подавляет разум, контролирующий поведение человека. При этом из глубин подсознания могучим потоком выплескиваются подавляемые в обычном состоянии разумом агрессия страх, злость, ненависть… Фактически, толпа – это не просто большое количество людей, а материализованная эмоция колоссальной силы.

Именно этим можно объяснить совершенно безумное поведение людей в толпе, когда они начинают громить все подряд или бросаются на вооруженных спецназовцев с явным риском для собственной жизни И именно поэтому увещевать их разойтись совершенно бесполезно. И именно поэтому подавление толпы с помощью грубой силы – самый рискованный и опасный способ. Как свидетельствует мировой исторический опыт, смена власти силовым путем, а попросту говоря, революции и государственные перевороты происходят именно после применения правоохранительными органами жестких силовых мер к демонстрантам. Хотя есть и примеры эффективного силового подавления выступлений противников режима. В чем же разница? От чего зависит результат?

В первую очередь, от степени эмоционального накала толпы и стойкости духа правоохранителей. Если толпа оказалась сильнее и победила блюстителей порядка – жди революции. Это естественно: у людей, охваченных эйфорией от того, что им удалось обратить в бегство правоохранителей, окончательно «едет крыша» – им кажется, что теперь они могут все. Поэтому любая жертва со стороны правоохранителей резко усиливает агрессивность масс. (Вспомните, 9 марта 2001-го разъяренная толпа ринулась на штурм Администрации Президента после того, как на бульваре Шевченко ей удалось сбить с ног «беркутовца» и забрать его щит и дубинку). Если же блюстителям порядка удалось разогнать толпу и вызвать у людей острый страх перед участием в подобных «мероприятиях» – проиграет оппозиция, по крайней мере, на время. Ситуация в Беларуси – яркий тому пример. Но заранее предугадать, кто победит в стычке между толпой и правоохранителями, практически нереально. Слишком многое зависит от случая. Именно поэтому применение грубой силы по отношению к демонстрантам всегда сопряжено с риском для правящего режима.

Сторонники силового подавления массовых беспорядков исходят из тезиса о том, что толпа неуправляема. Но это далеко не так. Ведь когда человек охвачен какой-либо одной эмоцией, у него активен лишь небольшой участок коры головного мозга – так называемая доминанта. Иначе говоря, он находится в трансе довольно глубокой степени. А человеком, находящимся в трансе, управлять легко.

Проблема в том, что до применения силовых методов правоохранительные органы пытаются умиротворять толпу методами, подходящими для человека, находящегося в здравом уме, но никак не для безумной «клетки» толпы. Чтобы быть понятым, нужно говорить с оппонентом на одном языке – это главное правило успешного общения. Чтобы воздействовать на толпу, нужно говорить с ней на языке, который в этот момент доступен составляющим ее людям – на языке эмоций. Именно так, кстати, поступают политические лидеры.

Тайное оружие политических манипуляторов

Толпа для оппозиционного политика – это таран, используя который он намерен пробиться к власти. Давайте посмотрим, с помощью каких Митинг без опасностихитроумных психологических приемов политики формируют это оружие.

Этап первый. Его цель – собрать как можно большее количество митингующих. Митингующие делятся на две части – идейные и те, кто «за деньги». С последними все понятно, а вот «идейных» политики привлекают с помощью призывов через СМИ, манипуляций красивыми словами, лозунгов о справедливости, «прогнившем режиме», общественном долге каждого гражданина и т. п. Демонстрация или митинг позиционируются как благородное дело, при этом, как правило, подчеркивается их мирный характер.

Этап второй. Здесь задача политиков – превратить собравшихся в управляемую толпу. Для этого они выступают с зажигательными речами, стимулируя у людей накал эмоций, а значит, постепенное отключение способности мыслить. Кроме того, в толпу внедряются агенты, которые распускают соответствующие слухи. Мне не раз довелось воочию наблюдать работу таких агентов. Впервые это случилось в средине 90-х: во время первомайской демонстрации, когда милиция не пустила колонну на Крещатик, я заметил молодого человека со скользким взглядом, курсирующего среди собравшихся демонстрантов, в основном преклонного возраста, и рассказывающего им одну и ту же историю: «МВФ заплатил украинским властям 800 миллионов долларов, чтобы они уморили голодом всех пенсионеров, а городские власти получили сто миллионов от тех же «буржуев», чтобы только не пустить демонстрантов на Крещатик». В другой раз – это было в начале девяностых во время организованного Рухом митинга – я видел человека, который, передвигаясь в толпе, рассказывал, почему у национал-патриотов красно-черные флаги: «Черный означает могилу, а красный – кровь убитых ими «москалей». Если в нормальных условиях человек только посмеется над такой чушью, то в толпе подобные действия активно стимулируют накал эмоций.

Этап третий. Теперь, когда толпа сформирована, организаторам нужно направить ее на достижение главной цели. Это могут быть как просто пикеты, так и штурм какого-то здания или столкновение с правоохранительными органами. Для этого политики направляют вызванные эмоции толпы в нужную им сторону, добиваясь цели призывами типа: «А теперь давайте пойдем к Президенту, и пусть он говорит со своим народом!». При этом на словах они всячески подчеркивают мирный характер акции, но едва ли могут не осознавать, что на самом деле ведут народ на бойню, так как правоохранительные органы, соблюдая действующее законодательство, к Президенту их ни в коем случае не пропустят. Агенты на этом этапе тоже не дремлют: рассредоточившись по толпе, они поддерживают призывы политиков одобряющими криками, скандируют лозунги, которые бездумная толпа мгновенно подхватывает, запевают песни. Цель все та же – удерживать людей в трансовом состоянии, не дать им возможности одуматься.

Когда толпа встречает на своем пути кордоны правоохранительных органов, зачастую задача агентов – спровоцировать конфликт. Методы используются различные. Одни направляют толпу криками: «Вперед! Не бойтесь! Они же не будут стрелять в свой народ!». Другие плюют в лицо милиционерам, оскорбляют их, стремясь вывести из себя. И надо сказать, сделать это довольно легко. Эмоциональная волна гнева распространяется стремительно и заражает правоохранителей.

Что можно противопоставить таким изощренным методам организаторов массовых беспорядков?

Агенты против агентов

На первом этапе, когда организаторы агитируют людей собраться на митинг, будет эффективен рассказ об опасности толпы. Но не просто сухое предупреждение, как это обычно делает милиция – оно если и дает эффект, то минимальный. Объяснение должно быть Митинг без опасностиубедительным и доходчивым. А по-настоящему убедить человека можно через его подсознание, которое поддается лишь косвенным методам влияния. Поэтому показ накануне ожидаемых массовых акций художественного или документального фильма, где изображается картина массовых беспорядков и их трагических последствий, значительно снизил бы число потенциальных участников. Впрочем, подобный эффект оказал бы и правильно сделанный сюжет в теленовостях. Или передача на историческую тему (к примеру, о кровавом воскресенье 1905 года или о похоронах Сталина).

На втором этапе полезно использовать среди собравшихся своих агентов – в противовес агентам организаторов митинга. Их задача – распространять слухи, дискредитирующие манипуляторов, желающих устроить массовые беспорядки, а также громкие высказывания «мыслей вслух» по поводу опасности участия в подобных мероприятиях, о том, что политики используют людей ради набивания собственных карманов и получения власти, в общем, – чистую правду. Еще один весьма эффективный прием – переключение внимания присутствующих на более интересный объект. Это может быть трансляция футбольного матча или выступление популярных артистов, распродажа чего-нибудь – словом, все, что сможет отвлечь людей от участия в митинге.

До того момента, как организаторам митинга удалось превратить собравшихся в толпу, еще имеет смысл апеллировать к разуму человека. Но чтобы управлять сформировавшейся толпой, нужно «работать» лишь с эмоциональной составляющей психики людей. Как правило, правоохранительные органы используют только одну эмоцию – страх. Даже профилактические меры, призванные минимизировать количество участников акций оппозиции, сводятся, в основном, к запугиванию. Но проблема в том, что если с помощью устрашения можно решить сиюминутные тактические задачи, например, не допустить проведения демонстрации, то со стратегической точки зрения запугивание колоссально вредно, поскольку множит число противников существующей власти, не говоря уже о том, что дает повод упрекать Украину в недемократичности.

Яркий тому пример – действия милиции 9 марта 2001-го, после стычки у Администрации Президента, когда участников поодиночке отлавливали по всему городу. С одной стороны, то, что эти действия существенно остудили пыл потенциальных демонстрантов – факт бесспорный. Оппозиция столь широко вещала о «зверствах милиции», эти события так обширно освещали СМИ, что у многих граждан, возможно, даже сочувствующих демонстрантам, пропало всякое желание идти высказывать свой протест Администрации Президента. Это в толпе каждый готов совершать чудеса героизма, бросаясь на милицию. А перспектива оказаться один на один с разозленными спецназовцами или в тюремной камере способна быстро охладить большинство воспалившихся от агитации голов. Но, с другой стороны, под горячую руку попали и невиновные, что не добавило популярности ни власти, ни милиции. Зато значительно умножило количество статей о «недемократичности украинского режима» в мировой прессе. С точки зрения политики это, понятное дело, не есть хорошо.

Митинг без опасностиВо многих странах одежда бойцов спецподразделений, их снаряжение умышленно делаются такими, чтобы производить угрожающий эффект. В Великобритании, к примеру, полицейским во время массовых беспорядков выдают особые карабины – не самые эффективные по стрелковым характеристикам, но зато устрашающего вида. Однако, как показывает опыт, воздействие страхом имеет еще один существенный негативный эффект: толпа из агрессивной превращается в паническую, что ведет к серьезным жертвам – перепуганные демонстранты просто сбивают друг друга с ног и затаптывают.

Но самое главное – страх действует не на всех и ненадолго. Многих людей запугивание только злит, и тогда они утраивают свою активность. Так что устрашение проблемы не решает. И чем множить врагов, гораздо разумнее заранее объяснить людям реальную опасность участия в массовых беспорядках. Ведь отправляясь на демонстрации, многие и не представляют, что умелые манипуляторы лишат их разума и превратят в орудие для удовлетворения своих амбиций. А потому для предотвращения кровопролития нужны иные меры.

Танцы для демонстрантов

Остановить охваченную эмоциями толпу с помощью уговоров практически невозможно. Но есть средства, воздействующие на подсознание гораздо эффективнее слов – это звуки и запахи. Поэтому одним из важнейших средств мирного разгона демонстраций во многих странах считают… музыку. В ЮАР еще в 70-х специально для этой цели создали спецмашину – нечто вроде танка, на котором установлены не водометы и шокеры, а мощные динамики. В странах Латинской Америки, где народ славится своей взрывной эмоциональностью, в местах массового скопления людей работают спецподразделения, которые называются «антипаниковые команды». Их «оружие» – мегафоны, динамики и записи специально подобранной музыки. Дело в том, что музыка и ритм оказывают огромное влияние на настроение людей. Человек не может быть агрессивным, танцуя под веселый мотив. Правильно подобранная мелодия способна свести на нет все усилия организаторов митинга. Представьте себе, например, что когда какой-то политик пытается раскочегарить народ гневными речами, рядом стоят машины, из динамиков которых льется «Советский цирк…» , «Мой мармеладный, я не права» или нечто подобное. Можно ли быть агрессивным и идти в «последний и решительный» бой, когда вокруг звенит голос Верки Сердючки «Все будет хорошо…» или «Ще не вмерла Украина, если мы гуляем так»?

Думается, запах «случайно» прорвавшей в районе митинга канализации также погубил бы агрессивные планы организаторов на корню. Впрочем, это довольно грубый прием. Направляя на толпу сгенерированный запах свежеиспеченных булочек, кофе и т.п., можно снять агрессию, перенаправить эмоции в далекую от политики сторону. Вариантов здесь множество, особенно если вспомнить о так называемой пирамиде Маслоу. Американский психолог Абрахам Маслоу утверждал: человек устроен так, что его потребности можно расположить в виде пирамиды. И удовлетворяет он их строго по иерархии. Базовыми потребностями, то есть теми, которые удовлетворяются в первую очередь, являются голод, жажда и секс. Какое отношение это имеет к управлению толпой? Самое прямое, поскольку означает, что если организовать где-то по близости бесплатное угощение или распродажу, то очень многие пойдут туда, а не на митинг. В некоторых южных странах для отвлечения внимания толпы правоохранительные органы активно используют «случайное» появление полуобнаженных сексапильных женщин, выступления певиц, стриптиз. Словом все, что стимулирует в человеке сексуальный инстинкт.

Очень оригинальный пример управления толпой показали сотрудники КГБ СССР 21 августа 1991 года сразу после провала ГКЧП. Думаю,Митинг без опасности многие читатели помнят, что в тот же вечер толпа «победителей» сбросила памятник Дзержинскому на Лубянке. Телевидение преподнесло это как символ окончательной победы демократии над когда-то всемогущим КГБ. На самом же деле все было с точностью до наоборот.

Вечером 21 августа площадь Дзержинского заполонила огромная толпа. Намерения собравшихся были очевидными – они планировали штурмовать здание КГБ. Если бы это случилось, количество жертв исчислялось бы сотнями. Ведь очевидно, что сотрудники КГБ защищались бы до последнего. Столкновения удалось избежать благодаря блестяще проведенной психологической операции. В нужный момент агенты госбезопасности в толпе сумели переориентировать внимание собравшихся на… памятник Дзержинскому. В толпе был распространен слух о том, что памятник сделан по личному приказу Сталина из чистого золота. И толпа на это «купилась»! Привезли технику, сбросили памятник. И в суматохе масштабного зрелища намерение штурмовать КГБ как-то забылось…

А вывод из всего этого один: если действовать умом, а не силой, то никакие водометы и дубинки не понадобятся. И главное – не прольется кровь.

А вообще, абсолютно каждому полезно знать общее негласное правило офицеров спецслужб разных стран: «не лезь в толпу бесплатно». То есть, не по долгу службы. Они, в отличие от обычных людей, хорошо знают, что любой митинг в любой момент может превратиться в эпицентр катастрофы. Многие пособия по безопасности сегодня предлагают рекомендации, как вести себя в толпе. Но все они сходятся в одном: самое лучшее – это избегать толпы. А если случайно в нее попали – немедленно оттуда выбираться. Ведь толпа – организм настолько непредсказуемый, что гарантировать вам безопасность не может никто и ничто. Поэтому, если вас вдруг зацепит за живое психологически грамотно составленный политический призыв о гражданском долге сражаться за всеобщую справедливость, задайтесь отрезвляющим вопросом: «Оплатит ли этот политик лечение травмы, которую я могу получить в толпе? Будет ли он содержать мою семью, если я, не дай Бог, упаду и буду затоптан беснующейся толпой?». И лишь после этого принимайте то решение, которое подсказывают вам ваш разум и сердце.

error: Content is protected !!