Независимое тестирование уничтожит не только коррупцию, но и систему репетиторства?

Новые правила поступления в вуз

В Украине вырабатывают новые правила тестирования для выпускников школ. Прошла первая учебная неделя в школах. Но главная интрига для старшеклассников осталась. Ученики 11-х классов еще до сих пор не знают, сколько им придется учиться – восемь или девять месяцев. Ведь именно для них готовят новые правила приема в вузы на следующий год. Мы продолжаем серию материалов о плюсах и минусах новой экзаменационной системы.

Инна Ахтырская

Что нового готовят для будущих абитуриентов в Министерстве образования и науки Украины, рассказал Игорь Ликарчук – директор Украинского центра оценивания качества образования:

— Нужно дать вузам возможность самим устанавливать проходной балл. В следующем году мы планируем провести четыре тестирования по иностранным языкам: английский, немецкий, французский, испанский. Также мы планируем сократить время обучения для учеников 11-х классов. То есть они будут учиться только до конца апреля. Предлагается не сократить школьную программу, а просто дать старшеклассникам время (май месяц) для самостоятельной подготовки к государственной аттестации и тестированию для поступления в вузы. Все равно ведь май месяц – это повторение. Но пока окончательно министр не подписал документ о новых правилах приема в вузы, мне не хотелось бы раскрывать все карты. Поскольку разное может случиться, и в самый последний момент что-то может поменяться. Думаю, документ подпишут в ближайшее время. Возможно, до конца сентября.

Однако некоторые скептики прогнозируют, что процесс обсуждения новых правил может затянуться на месяцы. Сейчас тестирование и возможности его усовершенствования обсуждают не только на уровне министерства, но также школ, университетов и самого центра.

Заочники

Катерина СамойликНе все украинские политики позитивно оценивают результаты первого независимого тестирования. Например, по мнению народного депутата Украины, секретаря комитета ВР по вопросам образования и науки Катерины Самойлик, было нарушено законодательство в отношении тех абитуриентов, которые окончили школу в прошлом либо позапрошлом году.

«Вместо того, чтобы обеспечить равный доступ до высшего образования, — говорит депутат, — мы, точнее министерство образования Украины, многим людям не дало возможности поступить. Например, те, кто служил в прошлом году в армии, те, кто окончил школу годами ранее, не могли поступать, поскольку у них не было сертификатов о сдаче тестов. Это значит, нарушено конституционное право о том, что каждый гражданин Украины может получить высшее образование. Их с аттестатами просто не принимали. Такой близорукой политикой практически уничтожена и заочная форма образования».
Однако по информации, полученной от директора Украинского центра оценивания качества образования, все заочные отделения укомплектованы. «Все, кто хотел поступить, сдали тесты и поступили», — сказал Игорь Ликарчук.

Относительно целесообразности существования такой формы образования вообще есть отдельное мнение. По словам Президента Киево-Могилянской академии Сергея Квита, заочная форма образования – это не образование и о нем надо забыть. «Мы живем в высокоразвитом технологическом обществе,- говорит Сергей Квит. — И люди, которые получают высшее образование, должны быть конкурентоспособными на украинском и международном рынках. Есть более современные формы обучения, которые не предполагают ежедневного контакта между студентом и преподавателем, например, это дистанционная форма обучения».

Коррупция

Основная цель, которую преследовали украинские чиновники, вводя школьникам тесты – это борьба с коррупцией. На первых порах с этим явлением, вроде бы, удалось покончить. Так ли это на самом деле? Сергей Квит результаты оценивает позитивно:

— Это индикатор состояния среднего образования и серьезный барьер от коррупции. Но в этом отношении должны быть предприняты еще и шаги вперед. Оставлять так, как сейчас нельзя, иначе ничего мы не добьемся.

Игорь Ликарчук считает, что центр также поучаствовал в этой борьбе:

— Я никогда не считал тестирование способом борьбы с коррупцией. Честно говоря, это вообще не дело центра бороться с этим явлением. Но мы создаем все условия для того, чтобы пресечь это явление еще на этапе поступления.

Катерина Самойлик уверена, что тесты здесь ни при чем:

— Если были факты коррупции, о которых знали, то разве стоило ждать тестирования? Нужно было сразу подавать документы в правоохранительные органы и наказывать руководителей вузов. Нельзя обвинять в коррупции всех.

Льготники

Вторая цель тестов — обеспечение равного доступа до высшего образования для всех категорий населения. Однако и с равенством возникают свои нюансы. Помимо упомянутой ситуации с заочниками, есть еще недовольство граждан по поводу льготников. Последние (а их было 15 категорий!) могли поступить в вузы с очень низкими баллами. Таким образом, льготники заняли места сильных абитуриентов. И у некоторых руководителей вузов есть опасения относительно того, вытянут ли такие студенты хотя бы первую сессию.

Студенческая миграция

Сергей КвитСергей Квит, Президент Киево-Могилянской академии: «Факт, что студент поступает одновременно в несколько вузов – это хорошо, это расширяет доступ до высшего образования, но вот относительно эффекта мотивировки возникает вопрос. У нас было 7-8 человек на место. Значит, к нам идут мотивированные студенты. А если в вузах было 30-40 человек на место, это означает что эффект мотивировки у абитуриентов отсутствовал и вузы просто забросались бумагами вхолостую».

Недостатки тестирования

Проведенное впервые в Украине общеобязательное тестирование выявило и другие проблемы в образовательной сфере. В частности, это неравные возможности для абитуриентов из города и села. Второе – большой временной разрыв между сдачей тестов. То есть школьники имели возможность интенсивно готовиться с репетиторами. Такой подход Сергей Квит считает неправильным, поскольку при такой сдаче тестов отсутствует эффект интегрованности. «Ученик мог подготовиться с репетитором к одному предмету, второму, третьему. Если ученик натаскивается репетиторами – это унижает школу. Таким образом полученные знания неглубокие и быстро улетают с головы. Мы создали нашу систему тестирования, основанную на ВНО, из 7 предметов. И проверили знания выпускников по тем же предметам, что они сдавали в школе, только двумя месяцами раньше. Утром абитуриент приходил, за 3 с половиной часа писал тест, и уже после обеда имел результат – поступил или нет. Мы подали на тесты 5 предметов из 7 по школьной программе и 2 (английский и историю КМА) по своему усмотрению. Человек в течение 3 часов мог сориентироваться и проявить психологическую мобильность, показать свои знания, которые он подтверждал совсем недавно. Так вот, в 20% случаев по многим предметам результаты оказались ниже, чем в сертификате. Если бы знания были глубокими, для абитуриента не составило бы проблемы проявить их еще раз».

Третий вопрос, который возникает при введении тотального тестирования, — это обезличивание абитуриента. Ведь теперь студента выбирают не в приемной комиссии. «Тестирование, – говорит Катерина Самойлик, — это механическое отображение знаний ученика. Это машина, механизм – да-нет, да-нет. А умеет ли ребенок мыслить, насколько связана его речь, может ли он анализировать? Неизвестно. Поэтому я считаю, благодаря такой системе вузы купили кота в мешке, поскольку они заранее не видят того абитуриента, который к ним приходит. Я за реформирование, но я не за такие реформы, которые уничтожат интеллект украинского народа».

А вот у Сергея Квита – другая точка зрения: «Старая форма приемной комиссии, которая контактирует с абитуриентом, исчерпала себя из-за тотальной коррупции. Собеседования у нас невозможны, поскольку они имеют субъективный характер. Что такое собеседование? Преподаватель общается с группой абитуриентов, а потом говорит, кто поступил. А кто – нет. Такой подход неправильный. Тяжело выработать критерий оценивания. Субъективность в этом случае вредит, потому что очень близка здесь коррупционная граница. Поэтому собеседование – сомнительная вещь».

Прогнозы на будущее

Какими бы ни были недостатки новой экзаменационной системы, она в Украине работает. Игорь Ликарчук говорит: «Главный результат – Игорь Ликарчукэто то, что вузы имеют своих студентов. Нам звонят многие родители, и благодарят за то, что их дети имеют доступ к высшему образованию. Мы сделали многое. За один год провести громадные изменения, связанные с тестированием, без ошибок было бы просто смешно. Поверьте, я вижу все ошибки и минусы лучше всех. Наш центр сделает все возможное, чтобы их исправить».

Все руководители вузов и школ соглашаются в одном, сейчас следует говорить не о том, кто «за», а кто – «против», а о том, как усовершенствовать тестирование. Помимо научного подхода, стоит учесть и национальные интересы. Важно, чтобы все участники ВНО (министерство образования, центр оценивания, университеты, школы) тесно сотрудничали. Свои пожелания на будущее высказывают и наши герои. Катерина Самойлик предлагает оставить вступительные экзамены как альтернативу для тех ребят, которые не сдали тесты. Сергей Квит предлагает Центру оценивания качества образования действовать более независимо от директив министерства образования Украины. А также настаивает на том, чтобы каждый вуз устанавливал свои правила приема абитуриентов. «Университет не может отдать какому-то центру задание приема, — говорит он.- Каждый университет должен иметь свои приоритеты – региональные, концептуальные, профессиональные. Я считаю, участие университетов в приеме абитуриентов должно углубляться. Это возможно только с развитием университетской автономии. Автономный университет несет ответственность за качество своего диплома».

Система тестирования работает более чем в 150-ти странах мира. Украина только вступила на путь реформирования образования. Теоретически, реформы — это шаг вперед. Значит, следует отказаться от наработок прошлого. Иначе оно, прошлое, притянет за собой как магнит и прошлые проблемы. Ведь нести старый багаж и одновременно двигаться вперед просто невозможно. Однако наши политики до сих пор не могут решиться отказаться от старого и действовать решительно. Именно поэтому процесс принятия решений в Украине затягивается на неопределенные сроки.

error: Content is protected !!