Верховная Рада стартовала. К импичменту?

Верховная Рада

Те, кто наблюдал в Верховной Раде начало третьей сессии, были изумлены произошедшими переменами в поведении народных избранников. Если так пойдет и дальше, то вскоре мы увидим давно забытое зрелище – эффективный и влиятельный законодательный орган.

Сергей Нестеренко

Такими депутатов не видели давно. Они – по крайней мере, большинство из них – были удивительно собраны, активны и высказывали адекватные и зрелые мысли. Создавалось впечатление, что в парламент вернулась давно покинувшая его черта – здравомыслие. Депутаты словно наконец вспомнили о том, что они не просто «крутые парни», а еще государственные мужи, которые должны заботиться о судьбе страны.

Объяснить столь удивительные метаморфозы украинского парламента несложно. Ничто так не заставляет человека мобилизоваться и начать трезво соображать, как появление реальной угрозы. А сегодня она на лицо. И даже не одна. В последнее время депутаты в основном сражались друг против друга в информационном пространстве вербальным оружием, а это довольно безопасно. Это скорее больше напоминает игру, чем войну. Теперь же ситуация изменилась радикально. Во-первых, внутриполитическая борьба достигла своего небывалого накала. Обвинения Тимошенко со стороны Секретариата Президента в государственной измене, причем с подключением к этому делу СБУ, явно выходит за грани нормального украинской политики.

Если раньше внутриполитическая борьба, как правило, не выходила за рамки информационной войны и самым худшим итогом которой для проигравшего было смещение с высокой должности или урезание финансовых потоков, то теперь в воздухе запахло 1937-м годом. Обвинение в государственной измене не может не иметь радикальных последствий – либо для обвиняемого, либо для того, кто обвинил. Проблема в том, что если будет создан прецедент, то любой оппозиционный политик может оказаться жертвой такого обвинения – со всеми вытекающими крайне тяжелыми последствиями. Сталинская машина репрессий работала именно по этому принципу – правящий политик объявлял оппонента врагом, а органы госбезопасности его уничтожали. И это не может не настораживать.

Но главное, что повлияло на украинских депутатов – это, разумеется, грузино-российская война. Ее последствия могут вызвать такие изменения в глобальном масштабе, в которых даже самые статусные украинские парламентарии будут значить не больше, чем пылинка во время урагана. Весь привычный мир может мгновенно измениться – с самыми трагическими последствиями. Похоже, многие депутаты наконец-то ощутили, что вся их неприкосновенность и неуязвимость – не более, чем иллюзия, которая может в одно мгновение быть разрушена как карточный домик.

Если до этого парламент многие воспринимали как своеобразный театр, где каждый играет ту роль, которая отводится ему по сценарию в политическом спектакле, то теперь депутатам пришлось столкнуться с реальностью. Игры заканчиваются при первых звуках канонады. Именно этим и можно объяснить невиданное доселе здравомыслие столь различающих по политическим взглядам депутатов, проявившееся в нежелании однозначно поддерживать Грузию и осудить Россию. За поддержку Саакашвили была лишь пропрезидентская часть НУНСа. Даже их партнер по коалиции БЮТ оставил их в одиночестве, что можно объяснить как реакцией на обвинения Тимошенко в государственной измене, так и здравым политическим расчетом: человеку, который хочет стать Президентом Украины, не стоит портить отношения с северным соседом.

Так или иначе, но очевидно одно: коалиции в Верховной Раде больше нет. По крайней мере, де-факто. Возникнет ли новая – весьма сомнительно. Едва ли БЮТ и Партия регионов окажутся способными на длительное эффективное партнерство. Тем не менее – парадоксально, но факт! – несмотря на отсутствие коалиции, парламентская работа может оказаться небывало эффективной. Инстинкт самосохранения – самый мощный движущий фактор любых процессов, а сейчас именно он мотивирует деятельность большинства депутатов.

Именно поэтому мы, скорее всего, в ближайшее время сможем наблюдать стремительный рост влиятельности Верховной Рады. Этому будет способствовать и персона Арсения Яценюка, все успешнее осваивающегося в роли публичного деятеля. Но главным фактором, объединения народных избранников, несомненно, станет их недовольство давлением со стороны Президента, фактически игнорирующего роль парламента в политической жизни страны.

Противостояние по линии «президент – парламент» явление для Украины перманентное. Но с конца 2004-го законодательный орган де-юре обладает большей властью, чем Президент. Единственное условие доминирования Президента – это либо наличие в ВР поддерживающей его коалиции, либо же тотальная раздробленность депутатов. Короче говоря, отсутствие антипрезидентского большинства. Судя по всему, в ближайшее время такое большинство появится, пусть даже оно будет ситуативным – слишком многие депутаты из разных лагерей недовольны сегодня политикой Виктора Ющенко. И яркое тому подтверждение – почти единодушное голосование всех фракций, кроме НУНСа по вопросу о включении в повестку дня законопроекта, регламентирующего работу следственных комиссий ВР, который сделает возможным процедуру импичмента Президенту.

Угроза для Ющенко сегодня велика как никогда за все время его президентства. Число его противников выросло, число сторонников уменьшается прямо пропорционально его антироссийским заявлениям и действиям. Даже обвинения Тимошенко в измене с Россией на деле работают против него: большинство народа Украины не хочет ссориться с северным соседом как минимум по двум причинам. Во-первых, они хотят иметь хорошо отапливаемые дома и дешевый газ. Во-вторых, не хотят испытывать на себе мощь российской армии, столь эффектно продемонстрированную в Грузии. Есть и другие факторы, но вполне достаточно и этих двух. Даже Юрий Луценко заявил, что не стоит портить отношения с Россией «ультрапатриотической» риторикой, особенно накануне зимы.

Еще один интересный нюанс: в столь резко изменившихся внешнеполитических условиях неизбежно должно произойти и перераспределение ролей социальных элит. В мирное время определяющая роль принадлежит торговцам, но когда появляется угроза выживанию нации, роль доминант переходит к воинам. В применении к нашим реалиям это означает, что руководящая функция перейдет к тем, кто способен обеспечить защиту от внешней агрессии. Это политики, дипломаты, политические аналитики, журналисты как пропагандисты и разведчики. Также вырастет роль государственных институций в целом. Соответственно снизится влияние представителей бизнеса. Для Украины, за последние годы привыкшей к деньгам как ключевому рычагу реализации власти в обществе, это может стать настоящим шоком. Но, возможно, этот шок окажется исцеляющим для страны?

error: Content is protected !!