Виталий Бойко: «Судебная реформа в Украине практически остановилась»

Виталий Бойко

Независимость судьи – это миф или реальность? 13 ноября в Киеве состоится Всеукраинский съезд судей. Он будет проходить в непростых условиях. Недавний конфликт между Президентом и премьером, во время которого были предприняты беспрецедентные попытки втянуть в политические разборки суды, особенно ясно засвидетельствовал: у судебной ветви власти имеется много не только внутренних, профессиональных проблем. Серьезных изменений требует и ее положение в системе общественных координат.

Сергей Нестеренко

О наиболее актуальных проблемах украинского судопроизводства в интервью «БиЗ» рассказал председатель Верховного суда Украины с 1994 по 2002-й год, член редакционного совета нашего журнала Виталий Федорович Бойко.

Виталий Бойко– Каким вопросам, на Ваш взгляд, должен уделить внимание нынешний съезд судей, в чем заключается его специфика?

Съезд проходит во время острого противостояния ветвей власти и попыток втянуть в борьбу и судебную систему. Этот очень негативный процесс, мягко говоря, не добавляет Украине авторитета на международной арене и усложняет ее признание правовым государством. Думаю, съезд не сможет обойти вниманием этот вопрос и обязательно акцентирует на необходимости судей не поддаваться внешнему влиянию и действовать строго в рамках законодательства. Но в тоже время нужно помнить, что Съезд судей – это орган судебного самоуправления, он не уполномочен принимать решения общегосударственного значения. Ведь суд как государственный орган функционирует на основе действующего законодательства. А оно, увы, несовершенно.

И проблема в том, что сегодня судебная реформа, как и политическая, остановилась на полпути. Судебная система оказалась недостроенной. Естественно, это порождает массу проблем.

– Каких, например?

Например, и судьи, и другие юристы остро ощущают отсутствие в судебной системе единого центра, который реагировал бы на различные противоречивые трактования законодательства в судах разной юрисдикции. Согласно Конституции, таким центром должен быть Верховный суд. Но пока что он этой функции не выполняет.

Еще одна тема для обсуждения: система подбора кадров нуждается в улучшении. Да и вопрос о механизме привлечения судей к ответственности за нарушение своих обязанностей и присяги тоже весьма актуален.

– А существующий ныне механизм неэффективен?

Скажем так, очень сложен. Эти процессы находятся в компетенции Квалификационной комиссии и Высшего совета юстиции.

Но ведь был долгий период, когда Высший совет юстиции вообще не работал. А без его решения судью нельзя уволить с должности. Да и простои в работе Верховной рады тоже негативно сказывались на эффективности судебной системы. Как ни грустно это признать, но судебная реформа в Украине остановилась.

– А как предполагается решать эту проблему, если судебная реформа все же будет осуществлена?

Речь идет о создании судебной инспекции из 30-40 судебных инспекторов, которые будут проводить проверку жалоб на нарушение присяги со стороны судей. И предоставлять собранные материалы Комиссии, которая принимает решение о том, есть ли нарушения в деятельности судьи и передает дело в Высший совет юстиции – для увольнения судьи или наложения дисциплинарного взыскания. При этом разбор дела должен проводиться с участием судьи, чтобы он мог дать необходимые пояснения. Также у судьи будет право обжаловать решение Комиссии в Высшем совете юстиции. Комиссия станет независимым органом, и будет формироваться по тому же принципу, что и Высший совет юстиции – путем делегирования туда представителей из различных институций судебной и государственной власти.

– Насколько мне известно, судебной реформой предполагается введение института суда присяжных. Ведется ли работа в этом направлении?

Это очень непростой вопрос. И очень недешевая процедура. Поэтому, прежде всего надо определиться с ответами на многие другие вопросы. Например, суд присяжных должен быть обязательным или же только по требованию обвиняемого в тяжком преступлении? По какому образцу строить украинский суд присяжных – российско-американскому или по европейскому?

– А в чем разница?

В американской и российской модели роль присяжных ограничена ответом на вопрос: виновен подсудимый или нет. А меру наказания преступнику определяет профессиональный судья. В европейской модели решение принимается совместно присяжными и судьями, (их количество разнится в зависимости от страны, но присяжных всегда больше, чем судей) на основе голосования, причем все участники имеют одинаковое право голоса. Еще надо учитывать, что приговор суда присяжных подлежит обжалованию только в кассационном порядке – если была нарушена процедура. Поэтому подсудимый может предпочесть, чтобы его дело рассматривал обычный суд с одним судьей. В этом случае у него остается право обратиться в апелляционный суд.

Кроме того, в Украине в целом существует смутное представление о том, что такое суд присяжных. Обычно его ассоциируют с судом присяжных времен царской России. Но с тех прошло очень много времени. Изменился мир, система взаимоотношений, степень информированности людей… Сегодня есть большие сомнения в объективности решений присяжных. Ведь на них гораздо легче оказать воздействие, чем на профессионального судью. И в России, и в США (в частности, после знаменитого дела Симпсона) все чаще говорят об ошибках суда присяжных. Поэтому, на мой взгляд, копировать эту модель для Украины – нецелесообразно. Суд присяжных может принять решение не на фактах, а на эмоциях.

– А какую модель вы считает подходящей для Украины?

Расширенный состав народных заседателей – 5-7 человек плюс два профессиональных судьи.

– На профессиональных судей влиять сложнее. Но, тем не менее, разве можно утверждать, что украинские судьи сегодня независимы?

Все мы выходцы из советской системы, где чуть ли не каждый бюрократ считал возможным оказывать влияние на решение судьи. Это укоренилось в нашем менталитете. И потому на словах сегодня все выступают за независимость судей. А на деле – все по-другому. Как только кому-то из власть предержащих не нравится решение судьи, они стремятся с ним расправится. Такое отношение, в свою очередь, порождает недоверие к судьям и среди простых людей, и в обществе в целом. Кроме того, при такой ситуации судья теряет уверенность в завтрашнем дне, не чувствует себя защищенным.

Всему обществу очень важно осознать одну важную вещь. Улучшение условий работы судов и судей нужно прежде всего не самим судьям, а гражданам нашего государства. Нужно понимать общественную функцию судебных инстанций: они призваны обеспечить права граждан на обжалование любых действий в суде. Создав условия для судов, мы тем самым создаем условия для граждан, которые туда обращаются. Ведь суд сам по себе никаких дел не рассматривает. Суд рассматривает исключительно заявления граждан или юрлиц. Нужны достойные условия для граждан, которые туда приходят. А сейчас в Украине около 400 судов в аварийном состоянии, в некоторых зданиях негде раздеться, руки помыть, в одном кабинете сидят сразу по девять судей!

Но все эти проблемы можно решить сравнительно быстро – было бы только желание у государства! Смотрите: таможенную службу, налоговую администрацию создавали с нуля. А теперь – всего за несколько лет! – они обеспечены всем – кадрами, домами отдыха, академиями. Суды, увы, сильно проигрывают в сравнении с ними.

– Может, все дело в том, что и налоговая, и таможенная служба являются частью исполнительной вертикали власти и, в отличие от судов, всегда действуют в интересах власть предержащих?

Действительно, зачастую судьи выступают не на стороне власти, а наоборот. Например, гражданин обращается в суд с жалобой на незаконные действия властных структур или конкретного чиновника. Ведь суды призваны прежде всего обеспечивать права граждан, в том числе и тогда, когда они нарушены властями. Все органы власти должны действовать в пределах тех полномочий, которые отведены им Конституцией и законами Украины. Органы власти могут делать только то, что им позволено, а граждане – все, что не запрещено. Это конституционная норма. Но она нравится далеко не всем чиновникам. И они превышают свои полномочия. В таком случае пострадавший гражданин обращается за защитой своих прав в суд, и судья ставит чиновника в рамки закона. Это не по душе представителям других ветвей власти – в том числе и тех, от кого зависит обеспечение деятельности судов. И это сказывается и на оплате труда судей, и на суммах выплат на организацию их деятельности…

– А можно ли, на ваш взгляд, кардинально улучшить систему финансирования судов?

Да. Для этого нужно, чтобы финансирование осуществлялось решением парламента, а не правительства, как сейчас. Чтобы правительство могло высказывать замечания, предложения, но право окончательного решения было за Верховной Радой. А Государственную судебную администрацию, которая сегодня занимается обеспечением деятельности судов, следует вывести за рамки исполнительной власти, наделив ее специальным статусом. Причем контролировать ее должны только органы судейского самоуправления: Съезд судей и Совет судей.

В США на содержание судов Конгресс выделяет общую сумму, а уже органы судебного самоуправления сами распределяют ее по конкретным структурам системы. В Украине в ближайшее время такое вряд ли возможно. Однако исключить судебную администрацию из исполнительной вертикали – можно и нужно. Помимо прочего, это еще и в значительной мере укрепит независимость украинских судов.

error: Content is protected !!