Заклинательница змей

Заклинательница змей

Кобры кусали ее 364 раза, но она осталась жива. Не каждому человеку выпадает увидеть в жизни то, что именуют чудом. То, что опровергает наши впечатления о реальности и не поддается логическим объяснениям. Корреспондентам «БиЗ» повезло своими глазами увидеть такое загадочное явление в одном из самых непознанных уголков нашей планеты – джунглях Юго-Восточной Азии.

Сергей Нестеренко

В Таиланде нередко можно увидеть змею или скорпиона, стремительно пересекающих асфальтированную дорогу. Но есть места, где можно их рассмотреть совсем близко и относительно безопасно. Это – ферма, где разводят змей. Далеко не каждому посчастливится туда попасть. Но тот, кому выпало там побывать, не забудет этого никогда.

В Таиланде нередко можно увидеть змею или скорпиона, стремительно пересекающих асфальтированную дорогу. Но есть места, где можно их рассмотреть совсем близко и относительно безопасно. Это – ферма, где разводят змей. Далеко не каждому посчастливится туда попасть. Но тот, кому выпало там побывать, не забудет этого никогда.

… Эта ферма расположена в глубинах джунглей острова Самуи. В официальном списке экскурсий она не значилась, но, подружившись с местным гидом, я упросил его организовать поездку туда.

Наш джип довольно долго петлял по узким тропам среди густых джунглей. И неудивительно: змеи – существа опасные, поэтому фермаЗаклинательница змей построена в отдалении от человеческих жилищ. Правда, таиландские джунгли кишат змеями – ядовитыми и не очень. Глядя за окно машины, можно заметить пестрые ленты, стремительно пересекающие асфальтированное полотно. Но змеиная ферма – это особый случай. Это уникальное место концентрации самых крупных, сильных и ядовитых змей – королевских кобр, питонов и прочих, название которых известно только специалистам. А еще на ферме разводят скорпионов. Правда, об этом мы узнали уже потом…

В полдень змееловы устраивают представление для туристов – «снейк-шоу» и «скорпион-шоу». А до этого – ознакомительная экскурсия по ферме. В роли экскурсоводов выступают дети тайцев, работающих на ферме. Босиком или в легких шлепанцах они беззаботно бегают по территории, где на каждые пару квадратных метров приходится по смертельно ядовитой твари. «Лук, снейк», – улыбающаяся девчушка лет семи тянет меня за руку к большому каменному колодцу метра два глубиной. Я осторожно заглядываю туда. В ответ на меня вопросительно уставляется гигантский питон. Я замираю, завороженный чудовищной красотой этого опасного гиганта. Но девчушка тянет меня к следующему колодцу. Там – змея яркой раскраски с неизвестным мне названием. В третьем – еще какая-то рептилия. Не знаю, как ее зовут, но ясно осознаю одно: не приведи господь встретиться с ней тет-а-тет без защищающих стенок колодца. Впрочем, и они кажутся недостаточно высокими…

Мы идем дальше по узкой тропинке, окруженной каменными колодцами. И в каждой из них – ядовитый гад. Девчушка упорно тянет вперед. Куда? Зачем? Наконец мы упираемся в огромную клетку, окруженную трехслойной проволочной сеткой. Тут становится ясна конечная цель нашего напряженного и опасного пути. «Кинг кобра!», – радостно и гордо сообщает девчушка, показывая рукой на клетку. Превозмогая страх, мы всматриваемся внутрь. Глядя на эту змею, поневоле понимаешь, почему ее называют королевской. Царское величие, снисходительный взгляд, спокойная уверенность в своей силе. Она излучает некое странное обаяние, состоящее из гремучей смеси страха и восхищения.

Обратно идем другой тропинкой, также окруженной каменными колодцами с ядовитыми тварями. Но после королевской кобры они производят гораздо меньшее впечатление. На самом выходе в маленькой клетке мечется взад-вперед бедняга мангуст – он буквально сходит с ума от близости такого количества своих врагов.

Мы находимся в некоем трансе, шокированные увиденным. Но мы еще не знаем, что главный шок ожидает нас впереди.

Электронный голос в хрипучем динамке объявляет о начале шоу. Мы заходим в зал и садимся. Мы сидим на возвышении. А внизу – арена, окруженная небольшой канавкой с водой. Гремит музыка, и тайцы выносят на сцену два больших деревянных ящика. Открывают их – и вытряхивают на арену огромный разноцветный клубок змей. Те извиваясь, расползаются по всей арене. Некоторые устремляются прямо на нас, но их останавливает канавка с водой. Шипя, они ползут обратно. Я бросаю взгляд на зрителей. Сидящая слева парочка французов и двое американцев справа выглядят совершенно одинаково. Белые, как мел и застывшие, как камень. Подозреваю, что и у меня вид не лучше. Воистину, страх перед змеями стирает национальные различия. Он свойственен всем человеческим особям. Хотя… нет, не всем! То, что проделывают со змеями тайцы, опрокидывает любые представления о реальности. Они носят змей на руках, обвивают вокруг себя, запускают себе в штаны…

Заклинательница змейСловно кролики перед удавом, зрители неотрывно смотрят на происходящее. Но, оказывается, это только начало. На сцену выносят другой ящик. Таец начинает извлекать из него… больших черных скорпионов. Они облепляют его руки и туловище. Мы с немым восторгом и ужасом смотрим на происходящее. А таец тем временем… аккуратно берет скорпионов и медленно сажает их себе на лицо. Скоро все оно оказывается покрытым черным шевелящимся ковром из самых ядовитых насекомых в мире. Апогей наступает, когда двух последних скорпионов таец аккуратно кладет себе на глаза. Зрители, словно очнувшись от гипноза, неистово аплодируют. Таец поочередно снимает с себя скорпионов и кладет их обратно в ящик. Скорпионы пытаются спрятаться. Парочка их исчезает в широких трусах тайца. Зрители замирают в ужасе. Таец, не меняясь в лице, вытряхивает скорпионов из трусов, ловит и отправляет в ящик. В это время еще один заползает ему за шиворот. Изогнувшись, таец ловит и его. Затем кланяется и уходит. Его сменяет… нежная девушка с длинными белоснежными кружевными перчатками на руках. Она становится на колени и начинает молиться. Затем спокойно подходит к зловещему ящику с ядовитыми тварями и повторяет трюк своего коллеги. Тайцы знают, как произвести впечатление – адская чернота скорпионьих тел на окутанных белоснежным кружевом нежных девичьих руках выглядит особенно эффектно.

И вот тут, когда кажется, что уже ничто не может нас впечатлить больше, чем увиденное и наступает черед самого главного.

На сцену выходит женщина. Уже сам по себе ее внешний вид заставляет нас заворожено замереть. Хрупкая, тонкая, и подвижная, она сама напоминает змею. Ее движения изумляют отточенностью, уверенностью и быстротой.

Под грохот музыки два тайца выносят на сцену новые ящики. На них – яркие, большие буквы «KingKobra». Становится понятно, что все предыдущее было лишь разминкой, своеобразным интермеццо перед главным выступлением. Королевские кобры смертельно опасны и агрессивны, поэтому работать с ними не рискуют даже те тайцы, которые уверенно укрощают иных тварей. Кобры расползаются по арене. Укротительница смело шагает к ним, и кобры с шипением встают в свою знаменитую стойку и распускают капюшоны. Ловким неуловимым движением отважная женщина прикасается к какой-то точке на голове первой из атакующих тварей и… та складывает капюшон, опускается и отползает. Тем временем заклинательница змей так же поступает со второй, а затем и с третьей. Четвертая подползает сзади, но укротительница успевает отреагировать. Кобры недовольно отползают, но женщина снова шагает к ним, и ситуация повторяется. Вдруг укротительница ловко хватает кобру и двумя руками поднимает ее перед собой. Кобра яростно шипит и распускает капюшон, но хватка укротительницы, несмотря на ее внешнюю хрупкость, железна. Она улыбается торжествующей улыбкой Победительницы.

Увлеченные шоу, мы вдруг замечаем, что одна из кобр поползла к краю арены и стремится к зрительским скамейкам. Но, к счастью, заполненная водой канва оказывается непреодолимым препятствием. Укротительница подбегает к ней и, ловко схватив, бросает прямо в центр арены.

Я замечаю, что шоу впечатляет не только нас – и тайцы, и их дети, которые, казалось бы должны были привыкнуть к подобному, такжеЗаклинательница змей следят за происходящим на арене затаив дыхание и не отрывая глаз. «Почему?» – невольно задаюсь я вопросом. А потом вдруг понимаю в чем дело: в реальной опасности происходящего. В отличие от других – фальшивых постановочных шоу для туристов, здесь все по-настоящему. Западному человеку, привыкшему к тотальной фальшивости – от выступлений политиков до спортивных матчей – сложно в это поверить, но это действительно так. Поединок человека со смертью всегда завораживает, а в любой момент, прямо здесь и сейчас, кобра может вонзить свой смертоносный, наполненный ядом зуб в тело укротительницы, если та окажется недостаточно ловкой и наблюдательной. Но нет, не в этот раз – она не дает королевам змеиного мира ни единого шанса. И вот поочередно поймав каждую из них, она отправляет ядовитых тварей в ящик и захлопывает крышку. Зал взрывается аплодисментами…

Укротительница выходит со сцены, и краем глаза я успеваю заметить: семилетняя малышка, недавно бесстрашно знакомящая нас с ядовитыми достопримечательностями фермы, кидается к ней и восторженно обнимает ее. Похоже, это ее дочка. Ждет ли ее судьба матери? Каким вырастет человек, детство которого прошло среди самых опасных ядовитых тварей? А возможно, заклинание змей – это особый дар, родовая особенность, которая передается по наследству, с кровью и молоком матери? Ведь недаром же тайцы-коллеги относятся к этой женщине с таким исключительным почтением, возможно, видя в ее таланте нечто сверхъестественное, даже нечеловеческое?

На сцене снова появляются мужчины. Их партнеры – гигантские королевские питоны. Эти твари способны не только молниеносно задушить человека в своих кольцах. Их зубы также поразительно остры: вот таец дразнит их большим надувным шариком. Мгновенный бросок пятнистого трехметрового тела – и с разрывающим барабанные перепонки звуком шарик лопается.

Таец, широко улыбаясь, приглашает кого-то из зрителей сменить его на арене. Все в ужасе замирают, опустив глаза. Но вот один американец вздрагивает – судя по всему, от напряжения. Дрессировщики трактуют его спонтанное движение как согласие. И вот уже несколько тайцев, дружелюбно улыбаясь, тянут его за руки вниз, где извиваются гигантские цветные кольца питонов. Несчастный янки, бледный, как стена, обреченно спускается на сцену. Таец сует ему в руки надувной шарик, и видимо, каким-то образом дает сигнал питону. Прыжок гигантской рептилии, оглушающий хлопок шарика – и вот уже счастливый американец под бешеные аплодисменты зрителей возвращается на сцену.

А затем следует сеанс… змеиного гипноза. Таец берет в руки небольшую змею, смотрит ей в глаза и совершает какие-то пассы руками. Змея замирает и неподвижно застывает у него в руках вниз головой. Дабы убедить всех, что это не трюк, дрессировщик подходит к зрителям и предлагает каждому поддержать змею. Беру ее в руки – действительно, нет ни малейшей реакции. Змея безвольно висит на моих пальцах. Передаю ее соседу, тот – следующему. У змеи – никакой реакции, она шевелится лишь в такт дрожащих рук держащего ее человека. Наконец змею возвращают укротителю. Тот что-то шепчет под аккомпанемент неких движений руками – рептилия оживает и, бодро извиваясь, ползет по арене.

Затем укротитель предлагает зрителям оплатить старания змеи. Для этого он подходит к каждому с небольшим деревянным цилиндром. Каждый из нас достает купюру и опускает руку в этот цилиндр. Таец проходит по кругу, выходит на центр арены. Переворачивает цилиндр – и… из него выпадает змея. По спинам некоторых зрителей, несколько секунд назад беспечно опускавших в этот цилиндр свою руку, пробегает жуткий холодок. Таец довольно смеется.

Тайцы-укротители выходят на арену еще раз. Мы искренне бурно аплодируем им, но шок от увиденного не покидает наши тела. На улице бешеная жара, но по спине бегают ледяные мурашки, а лица у всех бледны, как мел. Шофер-таец, готовый отвезти нас в отель, смотрит на нас и понимающе говорит: «Вам бы сейчас немного виски, сэр!».

Заклинательница змейПрежде чем покинуть это исполненное зловещего очарования место, я задерживаю свой взгляд на газетной вырезке, висящей на стенде в окружении змеиных шкурок и чучел с распахнутыми пастями. На фотографии – лицо нашей укротительницы. Подхожу поближе и читаю: статья из новозеландской газеты полностью посвящена ей – уникальной женщине, которую 364 раза кусали кобры, а она осталась жива и продолжает работать! Это невероятно, это не укладывается в голове, это опровергает все наши знания – и ум не хочет верить в то, что это правда. Чувствую, как сзади кто-то подходит, поворачиваюсь – и вижу героиню статьи. Она улыбается и с гордостью говорит: это про меня! Возникшие было в силу моей природной журналистской недоверчивости сомнения быстро исчезают: тело укротительницы испещрено шрамами от змеиных укусов. Да уж, укус королевской кобры – это вовсе не то, что укус гадюки: шрамы грубы и огромны, как будто некое чудище вырывало зубами куски мяса. А, возможно, дело в том, что сразу после укуса ей приходилось отсекать свою плоть в укушенном месте, дабы яд не распространился по телу. Впрочем, это мои домыслы, а реальность – вот она, перед глазами. На руке укротительницы не хватает пальца, даже на голове огромный шрам. Но глаза излучают гордость и радость. Она сама похожа на кобру гибкостью и изящностью, и складывается жутковатое впечатление, что с каждым впрыском яда в ее тело королевские кобры заражали ее некой особой змеиной сущностью и силой.

«Вы очень сильный человек!», – восхищенно говорю я ей. «Нет, я не сильная, – бурно жестикулируя, возражает она. – Я слабая. Но я сильная духом». Мы садимся в машину, и заклинательница змей улыбается и машет нам вслед на прощанье. Мы покидаем этот затерянный уголок островных джунглей, сознавая, как мало в сущности знаем о нашем мире, и сколько неизведанных тайн и открытий еще ожидает человечество. Но, пожалуй, самая главная из них – сила человеческого духа и его способностей. Воистину, прав был мудрец, сказавший: «Единственное, чего не в силах познать человек – это предела своих возможностей».

Фото Элины НЕСТЕРЕНКО

error: Content is protected !!