Дети повышенного риска – 8

Растаманы

Растаманы: Вавилону не устоять! В прошлом материале мы рассказывали о движении бритоголовых-«скинов». В постсоветских странах (в том числе, и в Украине) партии расистского толка рассматривают скинов как свой боевой резерв. Но, как мы уже говорили, первыми бритоголовыми были… чернокожие рабочие парни с Ямайки. 

Людмила Заглада

Между прочим, среди черных бритоголовых был и юный Боб Марли, который впоследствии отошел от скинов и стал не только гениальным исполнителем музыки регги, но и одним из столпов растафарианства.

Это религиозно-философское учение ориентировано, в принципе, исключительно на чернокожих. Что же привлекает к нему белых девочек и мальчиков, называющих себя «растаманами»? Философия ненасильственного ухода от проблем, чудная карибская музыка или… сигареты с марихуаной?

Религия для черных

Принято считать, что растафарианизм зародился около восьмидесяти лет назад, в тридцатых годах прошлого века. Но чтобы лучше понять, на какой почве выросло это движение, стоит заглянуть поглубже в историю Ямайки. Когда в середине семнадцатого века англичане отобрали у испанцев этот карибский остров, испанцы назло новым хозяевам отпустили на свободу черных рабов, завезенных на Ямайку из Африки. Те, не имея возможности вернуться на родину предков, поселились в гористой части острова и устроили там нечто вроде партизанской республики. Почти сто лет англичане пытались призвать бывших рабов (которых называли «марунами») к порядку, но поняв, что с чернокожими партизанами просто так не справиться, заключили с ними мирный договор, закрепив их права на землю. Итак, пока на остальном западном полушарии черные были рабами, на Ямайке сменялись поколения свободолюбивых и воинственных чернокожих, не знающих, что такое рабство.

Единственное, чего им не хватало – некоей объединяющей идеи. И наконец, такая идея появилась. Ее дал ямайцам темнокожий проповедник Маркус Гарви. Он заявил, что библейский «избранный народ Божий» – это вовсе не евреи, а чернокожие. Обетованная земля, соответственно, находится не на Ближнем Востоке, а на черном континенте, точнее – в Эфиопии, единственной из африканских стран, не знавшей колониального угнетения. Ну а знамением, которое возвестит исход божьего народа на землю обетованную, станет приход Растаманычернокожего царя-избавителя, «льва от Колена Иудина». Поэтому когда в 1930 году в Эфиопии на престол взошел король Хайле Селассие I, приверженцы идей Гарви поняли: вот пришел их мессия! До коронации Хайле Селассие I звался Тафари Маконнен. По-эфиопски «принц» – «рас». «Принц Тафари» – «рас Тафари». Итак, название для новой религии было найдено.

На Ямайке некоторые преданные почитатели считали короля Эфиопии не просто пророком, прямым потомком библейских царя Соломона и царицы Савской, но и даже земным воплощением Яхве (или, в более привычной для ямайцев транскрипции – «Джа»). Между прочим, сам Хайле Селассие I манией величия вовсе не страдал и не стремился примерить на себя все эти роли. Его больше интересовали конституционные реформы в Эфиопии. Тем не менее, у растафарианства появлялось все больше и больше последователей, и все они поначалу были черными, разумеется. На Ямайке растаманские общины стали множиться, и в каждой из них идеи растафарианства толковали по-своему. Были растаманы, близкие к эфиопской православной церкви, были и такие, кто провозглашал идеи превосходства черной расы. На первый взгляд, трудно вообразить, чем этот расовый культ мог привлечь белого человека. Но все-таки есть в растафарианстве одна идея, привлекательная для людей любого цвета кожи.

Где находится Вавилон?

Первые растаманы говорили об «исходе из Вавилона в Сион», имея в виду, что Сион, конечно же, находится в Эфиопии, а Вавилон – это, собственно, вся западная цивилизация, угнетающая бедных негров. Но только ли чернокожие страдают от «цивилизации потребления», заставляющей нас ежеминутно что-то кому-то доказывать, бежать, хватать и, фигурально выражаясь, показывать миру зубы и когти? Наверняка каждому человеку время от времени хочется плюнуть на все эти проблемы и нервотрепки, сесть этак под деревцем (не обязательно под пальмой на ямайском пляже) да и подумать не спеша о смысле жизни. «Прелесть всей растаманской идеологии – в том, что растаман «не парится» по поводу всяких «цивильных» проблем, – пишет исследовательница неформальных молодежных движений, культуролог Мария Грушко. – В нём есть какая-то внутренняя расслабленность (именно расслабленность, а не расхлябанность, этакий внутренний «релакс», незажатость)… Растаман полагает, что этот мир – замечательное место, просто не надо с ним воевать, создавать искусственно какие-то надуманные, «вавилонские» проблемы и всё будет идти правильно. Это вариант христианской концепции, что Бог создал мир «и увидел, что это хорошо», помноженный на буддистское «недеяние», даосское созерцание».

РастаманыВ общем, ничего нового в этой мысли нет, и вряд ли философия, придуманная черными и для черных, распространилась бы с карибского острова по всему миру, если бы не музыка. Точнее говоря, музыкальный стиль регги, возникший из сплава народных негритянских мелодий и порожденных ими стилей ска, калипсо, соула и джаза. Секрет неповторимого ритма регги кроется в том, что при стандартном для популярной музыки размере «четыре четверти», в нем при помощи ударных акцентируются не сильные первая и третья доли, а слабые вторая и четвертая. Музыка, возникшая как песнопения, посвященные Джа, стала популярной благодаря Бобу Марли – гениальному музыканту и убежденному растаману, который в 70-е годы прошлого века заставил весь мир влюбиться в регги.

Но между прочим, идеи раста звучали не только в песнях стиля регги. Когда мы, родители нынешних подростков, были маленькими и отплясывали на танцах в пионерских лагерях под «Бони М», вряд ли кому-то приходило в голову внимательно вслушаться в текст простенькой песенки «Реки Вавилона». «By the rivers of Babylon, there we sat down yeeah we wept, when we remembered Zion» – «У рек Вавилона мы сидели и плакали, вспоминая Сион». Вот так пионеры 70-80-х скакали на танцплощадках под вполне растаманскую песню…

Растаманы из глубинки

А теперь вернемся к нашим растаманам. Возможно, некоторые из них даже не имеют представления о том, что изначально эта философия была создана черными для черных. Вычленив из растафарианства универсальную идею мирного созерцания и отказа от погони за благами цивилизации, большинство из них свою причастность к этой субкультуре обозначает, главным образом, тем, что слушает рэгги и очень живописно одевается. Главная деталь растаманского туалета – огромные бесформенные береты, вязаные крючком. Эти шапки-«растаманки» (как, впрочем, и любая другая сугубо растаманская одежда) выдержаны в цветах эфиопского флага – в них чередуются зеленые, желтые и алые полосы. В принципе, наковырять крючком растаманскую шапку несложно, но если вы с рукоделием не в ладах, то эту красоту можно найти в специализированных магазинах одежды «этнического стиля». А еще я видела все это зелено-желто-алое великолепие на Андреевском спуске в Киеве, среди прочих ремесленных поделок.

Здоровенный беретище нужен для того, чтобы туда поместились дредлоки – «ужасные локоны» – гордость и краса растамана. Во многих Растаманыкультурах отшельники и святые отказывались стричься и расчесываться, чтобы таким образом продемонстрировать свой договор со Всевышним. Но если так поступит европеец или азиат, то его волосы просто будут свисать неопрятными сальными прядями. А вот если с ножницами и расческой расстанется чернокожий, то его мелкие кудряшки довольно быстро сваляются в «ужасные локоны». Убежденные черные растаманы считают дреды символом львиной гривы, антеннами, принимающими послания Джа и даже… веревками, за которые праведников втащат на небо. Но если природа наградила вас прямыми волосами, а душа жаждет африканских страстей, то существуют способы сделать на голове войлочные косички – правда, при помощи опытных парикмахеров. И еще один момент – расчесать эти косички нельзя – если вы хотите от них избавиться, их можно только остричь.

И, наконец, о неприятной (и даже опасной) особенности растаманской субкультуры. Эти, в целом, симпатичные люди, исповедующие мирную ненасильственную философию, считают, что есть еще один способ проникнуться нужным настроением и расширить сознание – покурить «траву мудрости». А это, как вы уже поняли, индийская конопля – марихуана или «ганджа». Конопляный лист, вопреки распространенному убеждению, не является сугубо растаманским символом, но большинство отечественных приверженцев раста не представляют себе образ «настоящего растамана» без «косячка».

Сегодня очень часто приходится слышать, что конопля – вполне безвредный легкий наркотик, который может использоваться даже как лекарство. И о том, что водка и табак гораздо вреднее для организма, чем марихуана. Я не берусь судить о сравнительных недостатках марихуаны, спиртного или сигарет. Только вот наркологи говорят о том, что сравнительно безвредная марихуана частенько провоцирует молодых людей попробовать более серьезные препараты, «расширяющие сознание».

 

Начало см.:

error: Content is protected !!