Анатомия спецоперации: как и почему Украину вовлекли в ракетный скандал с КНДР

ракетный скандал с КНДРРЛС «КОЛЬЧУГА»

4 августа газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала материал под убийственно-безапелляционным заголовком: «Ракетный успех Северной Кореи связан с украинским заводом, утверждают расследователи». Со ссылкой на эксперта Института международных стратегических исследований Майкла Эллмана, NYT обвиняет украинский «Южмаш» в передаче КНДР ракетных двигателей.  Очевидно, что это обвинение может иметь крайне негативные последствия для имиджа Украины – особенно если учесть, что сегодня внимание мировой общественности приковано к конфликту между Вашингтоном и Пхеньяном. И столь же очевидно, что в данном случае мы имеем дело с информационной спецоперацией против Украины. Кто же стоит за этой спецоперацией и каковы ее цели?

Сергей Нестеренко

Прежде чем ответить на эти вопросы, давайте рассмотрим, какие признаки позволяют нам говорить о том, что мы имеем дело не со случайной ошибкой, а именно с целенаправленной спецоперацией против Украины. Таких факторов в этой ситуации более чем достаточно.

Во-первых, это форма подачи информации. Обвинения в адрес Украины построены очень «обоснованно»: мол, некие аналитики изучали фотографии новых ракетных двигателей КНДР, пришли к выводу, что они происходят от конструкций, которые разрабатывал Советский Союз. А в Советском Союзе было всего несколько предприятий, которые занимались подобными наработками, в том числе «Южмаш». А раз так, значит это «Южмаш» и есть, ибо кто же еще?

«Похоже, эти двигатели поступили из Украины — возможно, незаконно, — сказал Эллман в интервью. — Большой вопрос, как много их у них и помогают ли им (северокорейцам) сейчас украинцы. Меня это очень беспокоит».

Подтверждением его вывода, по мнению Эллмана, служит следующая информация: северокорейские шпионы пытались шесть лет назад похитить связанную с ракетами секретную информацию из украинского комплекса, но были задержаны.

«Расследователи теперь полагают, что в условиях хаоса постреволюционной Украины Пхеньян предпринял новую попытку», — пишет «Нью-Йорк Таймс».

Да, железная логика.

И вот на основании подобных «аргументов» «Нью-Йорк Таймс» заявляет: «Эксперты считают, что «Южмаш» наиболее вероятный источник двигателей для корейских ракет с высокоточными боеголовками, нацеленными на американские города».

Тем более удивительно слышать подобные слова из уст эксперта Международного института стратегических исследований. Потому что эксперт по определению не может не понимать, насколько серьезный эффект будут иметь его заявления. И тем не менее, он их сделал. Почему?

Более того, если он действительно эксперт, то не может не знать, что за потенциальными источниками распространения компонентов ядерного оружия настолько тщательно следят все крупнейшие спецслужбы мира, что там и муха не пролетит. То же самое касается и отслеживания активности КНДР, за спецслужбами которой след в след ходят их южнокорейские собратья, находящиеся по плотной опекой ЦРУ. И это, не говоря о том, что контрразведывательный контроль со стороны СБУ в отношении «Южмаша» всегда оставался на высочайшем уровне.  В общем, на «Южмаш» направлено столько глаз – в прямом и переносном смысле, что вероятность тайной передачи ракетных двигателей равна нулю. Даже если бы кто-то из украинского руководства достаточно обезумел, чтобы пойти на такой шаг, об этом тут же узнали бы и больно дали по рукам бдительные товарищи из-за океана.

ракетный скандал с КНДР

РАКЕТЫ «ЮЖМАША»

А теперь самое интересное. Уже на следующий день «Голос Америки» сообщил, что Майкл Эллман внес уточнения: у него нет никаких доказательств или оснований утверждать, что украинское правительство каким-то образом причастно к передаче Северной Корее этих технологий, и Украина всегда чётко придерживалась договоренностей о нераспространении ядерного оружия.

Так что, все успешно разрешилось? Это была всего лишь досадная неточность эксперта или журналисты исказили его слова? Простить и забыть? Отнюдь. Тут мы как раз и подходим к самому главному – сути информационной спецоперации против Украины. И вот в чем она заключается.

Надо сказать, что Украина не впервые становится мишенью подобных спецопераций на международной арене. Первый раз случился в середине девяностых. Накануне первого визита тогдашнего Президента Украины Леонида Кучмы в США одна из влиятельных американских газет опубликовала статью о том, что колумбийская мафия использует для перевозки наркотиков украинскую авиацию. И статья подпортила визит нашему президенту. Ведь в те годы авторитет СМИ и доверие к ним были несравнимо выше, чем сейчас, и в возможность заказных материалов, да еще и в американской прессе, почти никто не верил.

Никто, кроме профессионалов, которые знали, что такое активные мероприятия КГБ и как часто он использовал зарубежные СМИ для дискредитации неугодных ему лидеров и формирования нужного общественного мнения. Эти люди отлично понимали, что эта публикация – дело рук северного соседа.

Конечно же, обвинения впоследствии не подтвердились, но это было уже неважно: визит Кучме статья подпортила. Потом, накануне ряда важных для Украины событий такие статьи появлялись часто. Но самой мощной спецоперацией стали, основанные на пленках Мельниченко, обвинения Украины в продаже РЛС «Кольчуга», находящемуся под санкциями Ираку. В результате международной репутации Украины был нанесен колоссальный ущерб. Мировые лидеры бойкотировали Кучму.  Однако, когда США вошли в Ирак, никаких украинских «Кольчуг» там не обнаружили.

ракетный скандал с КНДР

РЛС «КОЛЬЧУГА»

Можно приводить и другие примеры, но и этих достаточно, чтобы понять суть и смысл таких спецопераций. Они базируются на двух основных психологических принципах: 1) Человек действует исходя из своих представлений о реальности в настоящую минуту; 2) Первое впечатление человека о чем-либо наиболее устойчиво и даже при появлении опровергающих фактов люди склонны придерживаться именно его.

С первым все очевидно: внушив определенные убеждения, можно управлять поведением человека. Например, мировые лидеры верили, что Украина продала «Кольчугу» — и бойкотировали Кучму. А когда выяснилось, что не продавала, исправить было уже ничего нельзя. Спецоперация удалась

А со вторым постулатом все еще интереснее. Как показали многочисленные исследования, люди подсознательно продолжают верить в ту информацию, которую они получили первой, даже после того как им были представлены убедительные доказательства, что она ложна. Более того — даже если на уровне сознания люди признали, что она ложна!

Именно этот постулат обеспечивает высокую эффективность дезинформационных операций. Люди всегда больше верят первичной информации — и не верят опровержениям.

А теперь применим все эти знания к обвинениям Украины в передаче КНДР ракетных двигателей. Что мы видим? Авторитетная газета публикует солидный лонгрид с убойно безапелляционным заголовком и ссылкой на эксперта (это еще один прием повышения убедительности информации). Очевидно, что широкая аудитория поверит этому и разубедить ее в обратном будет очень сложно. Ибо факты и доказательства важны для юристов, а в манипуляции массовым сознанием они играют ничтожно малую роль.

Результат очевиден: мнение сформировано, и никакие опровержения его не изменят. Более того, чем больше сейчас украинская сторона будет официально опровергать свою причастность к поставкам двигателей КНДР, тем больше широкая аудитория будет верить в обратное. Это тоже закон психологии масс, хорошо известный специалистам по информационным войнам.

Цель этой спецоперации очевидна: дискредитация Украины в глазах международного сообщества. И разумеется, ее инициатором является не эксперт – более того, он может и не догадываться о своей роли: при проведении активных мероприятий подобных лиц часто используют вслепую. Впрочем, вариантов мотивации у спецслужб огромный арсенал и это тема для отдельного разговора.

Кто стоит за этой атакой? Разумеется, подозреваемый № 1 – российские спецслужбы. Кстати, в сети уже появились фотографии из Facebook-аккаунта Эллмана, указывающие на его симпатии к России (начиная с его русской жены). Однако за кулисами этой спецоперации могут скрываться и представители определенных американских политических кругов, недовольные  нынешним руководством Украины. Более точно определить автора спецоперации можно будет чуть позже, проследив за динамикой событий. А сейчас для Украины гораздо важнее сосредоточиться на другом: как защитить себя от подобных спецопераций в будущем. Тем более, что Украина становится их мишенью слишком часто.

Исходя из своего 20 летнего опыта работы в сфере информационной безопасности, могу утверждать: лучшим способом защиты от таких атак является сильная позитивная репутация. Она работает как мощная аура, как психологический тефлон, отталкивающий весь негатив: в этом случае аудитория просто не верит в дезинформацию. Все остальные меры неэффективны. Оправдания, даже с приведением неоспоримых фактов – путь к неизбежному проигрышу. Технологии переключения внимания или контробвинений позволяют выиграть тактически, но не способны нейтрализовать ущерб от такой спецоперации в перспективе.

«Тефлоновая репутация» — это процесс, а не результат. Это технология, на реализацию которой уходят годы. К сожалению, никто из украинского руководства за все 25 лет не позаботился о том, чтобы ее создать.

Но это уникальный способ для страны перестать быть мишенью подобных спецопераций. И единственное, что можно сделать – признать ошибки и начать работать над созданием этой репутации прямо сегодня.

Ведь лучше поздно, чем никогда.

Источник: Народная правда

error: Content is protected !!