Дмитрий Выдрин: «Майданов больше не будет. Будут улицы»

Дмитрий Выдрин

Кризис радикально изменит Украину и мир. Как именно? Самая большая опасность в период кризиса – это страх и паника. А страх и паника, в свою очередь, – следствие неопределенности будущего. Именно поэтому сейчас столь ценными становятся мнения людей, способных эффективно анализировать и прогнозировать события.

Сергей Нестеренко

К таким людям, безусловно, относится известный украинский политолог Дмитрий Выдрин. О том, что нас ожидает в новом году и дальше он рассказал в беседе с шеф-редактором «БиЗ»а Сергеем Нестеренко.

«Политические термиты доедают украинского слона»

– Дмитрий Игнатьевич, учитывая Ваше давнее увлечение восточными единоборствами, предлагаю рассмотреть нынешнюю ситуацию в Украине с точки зрения восточной философии. Согласно ей, мир устроен так, что периоды разрушения и созидания чередуются. Пока что все движется согласно этому закону: период разрушения старого выдвинул на первые роли политиков, хорошо умеющих разрушать. Разрушив старое, они не могут остановиться, и следуя своим инстинктам разрушителей, взялись бороться друг с другом. По логике, после того, как они уничтожат друг друга, должна прийти генерация лидеров-созидателей. Как вы считаете, откуда они возьмутся? Что-то пока их не видно.

Видимо, потому, что еще не все разрушили, а строить можно только на расчищенной территории. И кризис может помочь нам в этом. Но только если мы правильно поймем масштаб и глубину этого кризиса. Сегодня многие считают его, образно говоря, ташкентским землетрясением и уже готовят малярные и штукатурные инструменты. А на мой взгляд, этот кризис нужно сравнивать с сан-францисским землетрясением, после которого белить и штукатурить уже нечего. Потому что остались лишь фундаменты, на которых можно построить абсолютно новые здания – с другой архитектурой, более сейсмоустойчивые и т.д. Сейчас наша правящая команда – так они сами себя называют, хотя на деле это никакая не команда, а сборище людей с разными взглядами, интересами, уровнем образования и знаний – тоже готовят ведра и краски, чтобы под шумок косметического ремонта допиливать государственные бюджеты и высасывать денежные потоки. А нужно готовить железобетонные конструкции для новых стен и новой крыши – разумеется, в прямом, а не политическом смысле этого слова. И возможно, когда останется чистый фундамент, мы и увидим новую команду строителей Украины.

– А почему необходимо дождаться тотальных разрушений, чтобы начать строительство нового?Дмитрий Выдрин

Мы сейчас переживаем конец периода постсоветской экономики. Этот период несколько лет назад кто-то образно назвал кладбищем слонов. Суть метафоры в следующем: на месте бывшего СССР лежит несколько мертвых слонов. Большой слон – Россия, поменьше – Украина и другие. И на этих слонах живут полчища термитов, которые питаются, откусывая клетки закаменевших мышц этих погибших слонов. С советских времен украинскую экономику не развивали, а примитивно проедали. Я недавно общался с одним железнодорожником, так он мне сказал: «Знаете, сколько железной дороги построили в Украине за последние несколько лет? Аж шесть километров».

Но скоро и доедать будет нечего. Как вы знаете, муравьи бывают красные, белые, рыжие-оранжевые… Так вот, белые и оранжевые термиты уже внутри слоновьего скелета, они доедают спинной мозг, выковыривают последние остатки съедобного изо всех щелей.

И лишь когда этот процесс закончится, появятся созидатели. Откуда – пока трудно сказать. Может быть из регионов, если только будет радикально изменена избирательная система: введена избирательность политиков снизу доверху, включая губернаторов и глав местных администраций, которых сегодня назначают. А парламентские выборы будут проводиться по мажоритарному или смешанному принципу.

Я только что вернулся из Ялты, где состоялась презентация моей новой книги. Собралась местная продвинутая публика – журналисты, преставители малого и среднего бизнеса, преподаватели вузов. Все это умные, просвещенные люди, открытые и искренние, с которыми приятно общаться. Я уже, честно говоря, подустал от крученых-верченых политиков с их тройными смыслами. И это общение с местной интеллектуальной элитой оказалось для меня глотком свежего воздуха. Они читают книги, обсуждают литературные новинки, занимаются самосовершенствованием… Именно в таких людях я вижу потенциал команды, которая построит новую Украину.

– А можно конкретнее?

Можно и конкретнее. Я и мои коллеги недавно проанализировали, какие социальные слои в Украине наименее поражены метастазами коррупции, лжи, двоедушия, отсутствия моральных принципов. И определили три категории. Это журналисты, которым сама профессия выставляет определенные ограничения: если журналист начинает брутально врать, его перестают читать. Это академические ученые, интеллектуалы. Я думал, что этот социальный слой уже исчез, но оказалось, он существует и даже весьма развит. И часть представителей малого бизнеса, состоявшаяся и преуспевшая не потому, что успешно освоила деньги КПСС и комсомола. Это люди, которые сделали сами себя – путем самосовершенствования, саморазвития, преодоления трудностей. Они не останавливаются на достигнутом, а постоянно самосовершенствуются, повышают свою квалификацию, уровень знаний.

– А как же быть с нынешней правящей элитой?

Политики себя дискредитировали полностью, и однозначно должны уйти со сцены. Бизнесмены-олигархи оказались морально уничтоженными жаждой покупок спортивных клубов, газет и яхт… Этот процесс поглотил их настолько, что они потеряли человечность, и обрели человеконенавистнические качества. Вряд ли новая элита выйдет и из числа киевлян. Их сейчас в Украине начинают не любить столь же остро, как и москвичей в Советском Союзе. Ведь девяносто пять процентов всех украинских денег крутятся в Киеве, и это развратило столичных жителей. Многие стали богатыми, продав родительские квартиры, многие живут за счет того, что сдают жилье в аренду. У них нет такой острой потребности в переменах, как у жителей регионов, а значит, и нет достаточного стимула.

– Но вряд ли старая элита отдаст власть добровольно. Как может произойти смена элит?

Двумя способами. Первый – общегородской референдум. Проводится референдум, который показывает, например, что 95 процентов населения против действующей городской власти. Тогда она должна уйти. Другой способ – «острые» акции протеста. Однажды я видел весьма оригинальную акцию подобного рода в одном европейском городе. Там люди боролись с местной властью, которая их не устраивала. Несколько человек на въезде и выезде из города поставили рояли и начали играть. Собралась толпа любителей хорошей музыки, а жизнь в городе прекратилась – ведь не въехать, ни выехать из него было нельзя. А разгонять пианистов спецназом с дубинками как-то неловко. И местной власти пришлось уйти в результате такой вот формы протеста.

– А возможен ли в Украине новый Майдан?

Майдана больше не будет. Будут улицы. Майдан – это сельский архетип. Это когда село собирается на майдан и решает, что кошевого надо менять. А самый свежий пример улиц – события в Греции, развернувшиеся после того, как полицейские застрелили подростка. Началась не майданная говорильня, а уличная война. Боюсь, что в Украине тоже будет применяться уличная стратегия.

– И как скоро, по вашему мнению, могут начаться в Украине социальные бунты?

Да они уже начались. Та же акция с дудением клаксонов, например. Дело в том, что любой социальный бунт обязательно должен пройти несколько ступеней в своем развитии. Никогда не бывает так, чтобы толпа сразу блокировала улицы, выбрасывала чиновников из зданий. Всегда есть промежуточные этапы – это ворчание на кухне, клаксоны, флаги, а потом, когда последняя капля переполнит чашу – все это выплескивается в уличный бунт или даже революцию.

«Предельно тяжело будет года два»

– Одним из базовых элементов восточной философии является понятие Дао, которое переводится как Путь, Закон и фактически означает некий паттерн, согласно которому развивается тот или иной процесс. Каково, на ваш взгляд, Дао нынешнего экономического кризиса?

Любое Дао зиждется на нескольких китах. Если говорить об экономике, то их три. Первый – равные конкурентные условия для всех участников экономической игры. Второй – эта защита всех форм собственности – частной, корпоративной, коллективной и т.д. – в равной степени. Третий – это независимость судебной власти от политической. В Украине все эти три основы разрушены. В мире кризис тоже произошел из-за того, что эти основы экономического Дао стали нарушаться. Но Западу проще: их Дао – это протестантская этика, и им просто нужно ее восстановить. А украинское Дао нужно формировать с нуля.

– Сегодня часто говорят о моменте, «когда мы достигнем экономического дна». А что конкретно стоит за этими словами? Как мы узнаем, что достигли этого самого дна?

Мы поймем это по простому критерию – началу экономического роста. Когда, экономика, ударившись о дно, как мячик, подпрыгнет вверх. Когда начнут расти зарплаты и пенсии, люди снова будут делать долгосрочные покупки. Сейчас мы переживаем последний предкризисный всплеск покупательского ажиотажа. Люди копили деньги на машины или квартиры, но поняли, что их мечту осуществить не удастся. И тратят эти деньги на хороший телевизор, пиджак или новогодний тур в Египет или Турцию. Дальше пойдет спад покупательной способности людей. А вот когда люди снова начнут покупать машины, квартиры и ездить отдыхать за рубеж – это и будет признаком начала подъема. Когда это произойдет? Есть оптимистический и пессимистический сценарии. Согласно первому, кризис закончится к лету. По второму – будет длиться четыре года. А мы давайте будем реалистами: предельно тяжело будет года два.

– А за счет чего произойдет нормализация экономики – как естественный процесс возврата к точке баланса в соответствии со смитсонианской теорией «невидимой руки» или же в результате усилий людей, прежде всего экономистов?

В большей степени это будет естественный процесс. Так называемые экономисты – это на самом деле беллетристы, которые пишут новеллы о распределении социальных богатств. А в реальной жизни все новое в экономике находится старым добрым методом «тыка». Придумал кто-то такую форму бизнеса, как пиццерия – она стала стремительно распространяться. Никто ведь логически не мог вычислить, как быстро и стремительно этот вид бизнеса завоюет весь мир. Точно также и Макдональдс – понравилось детям ходить туда, получать подарки и пить кока-колу – и сети с буквой «М» опоясали весь мир. Никто не планировал его в сегодняшнем виде.

Экономическая реформа – это всегда поиск новых методов повышения уровня конкуренции. Поэтому любой кризис – это по сути своей реформа, ведь во время любого кризиса обостряется конкуренция и находятся новые, наиболее эффективные формы экономической деятельности и жизни. Вот и во время нынешнего кризиса кто-то изобретет новую форму ресторанных сетей, кто-то – новый способ банковского сервиса, кто-то – свежие нано-технологии или поисковую систему для Интернета. Но таких людей нельзя как гомункулов искусственно вывести в лабораториях Кабмина или Секретариата Президента. Их может создать только сама жизнь.

– Насколько, на Ваш взгляд, вероятен вариант возврата к криминальной системе решения проблем в бизнесе a-la 90-е годы прошлого столетия?

Это процесс происходит уже сейчас. Появились этнические криминальные группировки, которые занимаются «крышеванием» бизнес-структур. И неудивительно: любой вакуум требует заполнения – это закон физики. Вакуум власти заполняется властью криминала. Один мой знакомый решил получить страховку в компании, где была застрахована его машина. А к нему пришли бандиты (официально они же сотрудники безопасности этой компании) и сказали: лучше забери свое заявление, а то этих денег не хватит, чтобы похоронить твою семью…

Когда я на днях был в Симферополе, меня возил на своей машине знакомый. Окно в автомобиле было разбито: пока он ходил в магазин – днем, в центре города! – преступники разбили стекло и украли портфель. А когда он поехал вставлять новое стекло, ему сказали: «Ваш случай уже сороковой за неделю». Никто не патрулирует улицы городов Украины, и они стремительно превращаются в улицы убитых дорог и разбитых фонарей.

«Соединенным Штатам нужно вернуться во «времена неработающих жен»

– С распадом Советского Союза рухнул биполярный мир. С точки зрения восточной философии для гармонии нужен баланс «Инь» и «Ян». Дмитрий ВыдринВозможно, нынешние деструктивные процессы, происходящие в мире, в том числе и кризис – это результат нарушения гармонии и процесс возвращения к ней? Как вы считает, вернется ли мир к биполярному принципу существования?

Я думаю, что новый мир будет не би-, а мультиполярным. Будут возникать, условно говоря, региональные пары Инь и Ян. Америка и Европа, Россия и Китай, мусульманский мир и буддистский мир… Но важно помнить, что Инь и Ян создают гармонию, когда они поддерживают друг друга, а не воюют. Это ярко заметно на примере таких пар Инь и Ян, как Саакашвили и Бурджанадзе, Ющенко и Тимошенко, доллар и евро… Я называю такие пары бинарными харизматиками. Когда они дополняют друг друга, идет процесс гармонии, когда начинают воевать – разражается катастрофа. Когда доллар объявил войну евро, началось взаимное разрушение валют. А ведь изначально евро создавался не как средство уничтожения доллара, а как средство его поддержки! Аналогичная ситуация с Тимошенко и Ющенко… Но, думаю, в будущем в Украине обязательно появятся новые бинарные харизматики, которые будут выступать гармонизаторами локальных пространств. Ну, например, Виктор Янукович и Инна Богословская.

– А США в этом новом мультиполярном мире потеряют свою нынешнюю роль мирового гегемона?

А они уже ее теряют, после того как не справились с задачами в Ираке и Афганистане. Можно простить одну неудачу, ну, две – но третья окончательно похоронит все претензии на роль мирового лидера. Так что если у американцев не получится и в Иране, это поставит крест на США как мировом лидере. Но для них это может быть к лучшему, если они вернуться к ситуации 30-х годов. Тогда США не претендовали на роль мирового гегемона, и это были золотые годы благополучия для этой страны. Именно в те времена впервые вошел в массовый обиход термин «неработающая жена», потому что жены даже обычных клерков, «офисного планктона», могли не работать. Зарплаты мужа хватало на прекрасный дом, огромную машину, отдых в Майами… А сегодня и сами США тяготятся ролью мирового лидера, и весь мир тяготится этой ролью. И для всех было бы лучше, чтобы Америка вернулась в те благословенные годы…

«Кризис – это суд над жадностью»

– Какую жизненную позицию Вы посоветуете занять людям во время кризиса – активно действовать или пассивно выжидать?

Да люди сами находят рецепты выживания! Я имел возможность убедиться в этом, когда был в провинции. Знакомый журналист вызвал такси, мы сели в машину. Знакомый общается с таксистом как с другом. Я его спрашиваю: «Это твой приятель?» Он отвечает: «Нет, просто у нас с ним договор: он мне делает пятидесятипроцентную скидку, а я ему – бесплатную рекламу в газете». Заехали на заправку – он с заправщиками здоровается как со старыми знакомыми. Оказалось, та же ситуация делового партнерства, что и с таксистом. Вот такие вот спонтанно и естественно возникшие деловые отношения и помогут людям выжить во время кризиса. Насколько я знаю, мелкий бизнес сейчас все чаще самостоятельно создает кассы взаимопомощи, взаимокредитования. Таким образом, люди оптимизируют экономическое пространство вокруг себя. И я советовал бы всем и каждому заняться организацией этого личного пространства, не дожидаясь, пока это за него сделает кто-то другой.

– То есть на помощь правительства, Вы считаете, рассчитывать не приходится?

Правительства… Один мой хороший знакомый, лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц, назвал такой рецепт успешного развития экономики: спросите у МВФ совета, что делать, а потом поступайте наоборот. Эту формулу успеха я рекомендовал бы использовать и по отношению к советам украинского правительства.

– В последние годы у меня создалось впечатление, что страна охвачена неким амоком золотой лихорадки: люди стремились любой ценой получить сверхприбыль, совершенно не задумываясь, к каким последствиям это приведет завтра. Это касается и тех, кто брал кредиты, и тех, кто управлял страной – в общем, большинство населения…

Я уже говорил в одном из своих интервью, что слово кризис изначально означает «суд». Это – суд над и нашими правителями, и над всеми нами: расплата за жадность, недальновидность, потакание сверхпотребностям, нежелание соизмерить наши желания с нашими возможностями… Пару лет назад у меня была группа студентов, которой я преподавал политическую журналистику и политологию. Я всегда поддерживаю своих учеников, и вот я предложил нескольким талантливым ребятам помочь устроиться работать в интернет-проекты. Дескать, там работают хорошие журналисты, вы многому научитесь. Но они ответили: «Нет, там платят всего 500 долларов в месяц, мы за такие копейки работать не будем». И в качестве PR-группы устроились в проект по строительству гольф-клуба.

Они сразу же стали получать по три тысячи долларов в месяц. Но эти деньги они вложили не в повышение уровня своих знаний, умений и профессиональных навыков, не в курсы по менеджменту и психологии, а открыли себе офис на Крещатике с красивой табличкой «VIP-группа», арендовали престижный автомобиль… И вот сейчас проект лопнул. Они спросили меня, не подскажу ли я, куда можно писать статьи хотя бы долларов за сто. Но мне пришлось ответить: «Нет, ребята! Рынок уже сформировался. А вы за три года узнали, как выглядят клюшки для гольфа и какой слой дерна нужно класть на поле, но что происходит в политике, какие проблемы сегодня тревожат людей, вы не знаете». Для таких людей кризис будет очень болезненным. Ведь еще вчера они получали по три тысячи долларов в месяц, а теперь неизвестно, смогут ли устроиться хотя бы на триста.

Для многих кризис станет возвращением с иллюзорных небес на бренную землю, поможет им реально оценить свои способности и возможности. Кому-то придется подучиться, кому-то освоить новую профессию. В этом смысле кризис может выполнить очень важную и полезную функцию – стимулировать создание слоя людей, умеющих работать.

– А что, сейчас такого слоя нет?

Один мой знакомый иностранец сказал мне как-то: «Я уже несколько лет живу в Украине, но еще ни разу не встретил ни одного официанта. Даже в самых дорогих украинских ресторанах люди не умеют быть официантами. У вас нет цеха официантов, у вас каждый официант мечтает о том, что завтра он станет риэлтором или кем-то еще: «Вот возьму кредит, куплю землю, перепродам и стану мультимиллионером». На Западе же есть даже официанты в третьем поколении, которые гордятся своей профессией. Им нравится хорошо обслуживать клиента, получать солидные чаевые, не имея никакой головной боли из-за ответственности, связанной с ведением собственного бизнеса и т.п. Они постоянно совершенствуются в своей работе на протяжении нескольких поколений».

Еще пример. Другой мой знакомый, венгр, владеет небольшим заводом по производству стекла. И я как-то рассказал ему, как заказывал в свою квартиру стеклянную дверь шесть раз – и каждый раз через пару дней она трескалась! Мой знакомый засмеялся и сказал: «А знаешь, сколько лет наша семья занимается производством стекла? 350!».

К сожалению, в Украине нет людей, которые бы из поколения в поколение совершенствовались в производстве одного и того же продукта. Нет профессиональной структуризации общества. Наоборот, в последние годы наблюдался противоположный процесс – депрофессионализации. Клерк играет в компьютерную игру в офисе, официант подает пережаренные холодные котлеты. И каждый из них думает: «Если повезет, я стану как Ринат Ахметов!» вместо того, чтобы думать о том, как лучше подготовить годовой отчет или хорошо обслужить клиента. Думаю, кризис поможет таким людям понять собственное профессиональное предназначение, найти себя.

error: Content is protected !!